Приглашаем коллег-бухгалтеров к участию в ближайших семинарах:
27.01
понедельник
10:00—15:00 Спецльготы, не связанные с деятельностью расходы, подарки, прием партнеров — свежий взгляд НТД
ведёт Алефтина Трипольская
05.02
среда
10:00—15:00 Налогообложение в Финляндии и новые проблемы регистраций в Финляндии эстонских фирм и их работников, о которых не знают в Эстонии
ведёт Елена Шипилова
Хотите стать бухгалтером? Обращайтесь в „Кардис“! Бухгалтерские курсы по 80-часовой программе Курсы бухгалтеров
„Кардис“ проводит курсы начинающих бухгалтеров по вечерам, курсы повышения квалификации бухгалтеров — утренние и вечерние, отдельные семинары по бухучету и налогообложению.

Мы являемся официальным партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице. Мы постоянно аттестованы Министерством образования и науки, и наши слушатели гарантированно получают возврат подоходного налога (20 %) от стоимости обучения, при условии заполнения налоговой декларации (если они сами оплачивают обучение, а не учатся от кассы безработных или от своей фирмы).
Новости

Установление минимальной ставки заработной платы


Пишет Елена Коростелёва 2020-01-02

Клуб бухгалтеров «Кардис» Постановление Правительства Республики от 19.12.2019 № 115

(RT I 21.12.2019, 27)


Постановление вводится на основании части 5 статьи 29 Закона о трудовом договоре.

§ 1. Введение минимальной ставки заработной платы

Установить с 1 января 2020 года минимальную почасовую ставку заработной платы 3,48 евро и при работе с полной занятостью минимальную месячную ставку заработной платы 584 евро.

§ 2. Признание постановления недействительным

(1) Постановление Правительства Республики № 117, 13.12.2018 года „Установление минимальной ставки заработной платы“ признается недействительным

(2) Постановление вступает в силу 1 января 2020 года.

Премьер-министр Юри Ратас
Министр социальных дел Танел Кийк
Госсекретарь Таймар Петеркоп



Читать полностью...



С Новым годом!


Пишет Инфослужба Клуба бухгалтеров 2019-12-31


Читать полностью...



Возможность сохранить лицо


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-12-25

Несмотря на многократные разъяснения по поводу писем от Налогово-таможенного департамента в части небольших размеров выплат руководству коммерческих структур — вопросы на эту тему то и дело появляются в почте, вроде капающей воды из прохудившегося крана.

Обстоятельства разные, но суть вопросов одна: надо ли поднимать плату за членство в правлении либо увеличивать зарплату работнику в связи с тем, что налоговые аудиторы шлют фирме письмо, где обращают внимание на значительный разрыв существующих выплат и данных о средней зарплате по аналогичному виду деятельности в том же городе (или уезде). Сразу заметим, в письмах от налоговой службы требования по поводу увеличения платы не содержится. Разве что, просят объяснить: почему так происходит?

Последним (всего неделю назад) пришёл вопрос на этот счёт с таким конкретным содержанием: в фирме занимающейся интеллектуальным трудом всего два получателя выплат — член правления (он же единственный собственник, а также основной исполнитель работы) и один наёмный технический работник (оба получают по 540 евро в месяц). Автор письма спрашивает: как объяснить налоговикам такие размеры вознаграждения за труд или ничего не объясняя, немедленно повысить размер выплат, поскольку из отдела налогового аудита пришло письмо, что средняя зарплата в аналогичных фирмах (таллинских) составляет сейчас 1260 евро.

Думаю, вопрос идёт не столько о зарплате работника, сколько о плате члену правления. Чтобы дать совет по поводу реакции на письмо из налоговой службы необходимо для начала было уточнить: планирует ли собственник по итогам года выплачивать дивиденды и если да, то в каком размере? И дополнительный вопрос возник: единственный ли источник дохода у члена правления — выплаты от рассматриваемой фирмы?

На самом деле это два центральных вопроса. Потому, что если фирма платит собственнику за его труд сумму только обеспечивающую ему больничное страхование, а других источников дохода у него нет, вполне резонные возникают подозрения о наличии некоторого латентного канала обеспечения жизненных потребностей трудящегося собственника. Хотя вполне возможна ситуация, что фирма не очень успешна. Особенно, если её деятельность только начинается. О реальном положении дел в таком случае хорошо бы проинформировать налоговиков в ответном письме (или в разговоре).

Иная картина складывается, если собственник фирмы имеет другой источник дохода для удовлетворения жизненных потребностей. Тогда выплаты от фирмы, о которой идёт речь, могут быть какие угодно (или вообще никаких выплат не будет). Размер выплат в таком случае определяется выбранной финансовой стратегией (никаких обязанностей в части минимального размера платы члену правления законодательство не содержит). Это к вопросу о плате размером в 540 евро.

Но совсем иная ситуация складывается, если собственник — член правления кроме платы за работу в фирме получит ещё дивиденды. А в конкретном случае, о котором ведём речь, как раз и планировались дивиденды по итогам 2019 года в размере от 15 до 20 тысяч евро. Тут, объясняй — не объясняй, абсолютно понятно: собственник уходит от уплаты социального налога, полагая, что делает это законным путём. То есть свой труд за год он оценивает в 6480 евро, а финансовый доход от взноса в капитал полагает равным от 15 до 20 тысяч евро. То есть доходность его паевого взноса в процентах многократно превысит в обоих случаях самые выгодные финансовые вложения. Но увы, такую финансовую талантливость налоговая служба скорее всего не оценит, а попросту переквалифицирует дивиденды в трудовой доход (другой вопрос — частично или полностью) опираясь не только на соображения здравого экономического смысла, но и на ряд судебных решений. Например, ещё в 2009 году Таллинский окружной суд в решении по такого рода соотношениям трудового и финансового дохода сказал, что если пайщик активно участвует в работе коммерческого объединения и в результате его действий появляется прибыль, то необоснованно маленькая зарплата (в сравнении с размером дивидендов) может рассматриваться как уход от налога и возможно применение 84-й статьи закона о налогообложении.

Более того, есть на этот счёт практика переквалификации дивидендов и в случаях, когда небольшой размер ежемесячных выплат объясняется получением средств из других источников (неважно: зарплат или пенсий).

Возвращаясь к рассматриваемой конкретной ситуации, вполне разумной была бы выплата за труд члену правления сравнимая со средней — отраслевой. То есть около 1200 евро в месяц. Тогда зарплата за год составила бы 14 400 евро. Социальный налог — 4752 евро. И если при таких расходах хватит прибыли на несколько тысяч дивидендов, то вряд ли возникнет вопрос у налогового аудитора. Может не возник бы он и при меньшем размере месячной выплаты члену правления. Но явно соотношение зарплаты и дивидендов должно обеспечить заметное превышение платы за труд размеру финансового дохода.

И чтобы не вляпаться в неприятности, с одной стороны, и сохранить лицо добропорядочного предпринимателя, с другой — сейчас как раз подходящий момент уплатить члену правления некую „тринадцатую выплату“ по ожидаемым удачным итогам года. И тогда вполне красиво объяснить, что так задумывалось с самого начала: платить ежемесячно понемногу, а главный доход увязать с конечными результатами. Размер тринадцатой выплаты надо соотнести с размером ожидаемых дивидендов, учтя всё вышесказанное. Если у кого-то из читателей появляются такие сложности — не стоит упускать момент для возможности выровнять ситуацию и сделать это красиво.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 18.12.2019


Читать полностью...



Сценарий будущих проблем


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-12-18

Ещё Платон в трактате о государствах отмечал: в любом из них, на самом деле, находится два государства, враждебных одно другому: бедняков и богачей. За истёкшие тысячелетия в этом смысле мало, что изменилось. Подтверждение тому — материалы исследования „Социально-экономическая сегрегация в европейских столицах“, на основании которых известный архитектор Андро Мянд недавно опубликовал прогноз, что если процесс разделения между группами населения в Таллине пойдёт в нынешнем темпе, через 25–30 лет город станет самым сегрегированным в Европе. Неожиданно его предвидение вызвало раздражение у некоторых чиновников и, что странно, у нескольких журналистов. Хотя диагноз Мянда поставлен вполне профессионально и, на мой взгляд, может реализоваться раньше.

Проблемы начинаются с „квартирного вопроса“

По оценке булгаковского дьявола (Воланда) именно этот вопрос всё „испортил“. В научном обиходе нынешняя суть „квартирного вопроса“ определяется термином джентрификация, означающим выдавливание бедных слоёв населения из центра и комфортных городских районов на малообустроенные окраины или носящие характер гетто кварталы где концентрируется нищета.

На первый взгляд, это к нам не имеет отношения. По мнению чиновников-оптимистов не может быть у нас „бедняцких“ кварталов, поскольку нынешние квартирособственники получали в спальных районах жильё, в основном, до приватизации — представляя собой единый советский средний класс и потому дверь в дверь оказывались пролетарии умственного и физического труда (имевшие почти одинаковые доходы). Что правда. Но за истекшие почти четверть века не только много воды утекло, но утекли из „домов-спальников“ жильцы, оказавшиеся способными купить коттеджи в пригородных „райских кущах“ (вроде Виймси) или приобрести (за немыслимую цену) квартиру в новостройках центра города. Дифференцируется жильё и тех квартирособственников, которые остались в спальных районах. В одних домах концентрируются семьи, способные нести расходы на т. н. реновацию, в других — неспособные даже без опозданий квартплату вносить.

Да и не исчерпывается нынешнее жильё доприватизационным жилым фондом. На рынке нового жилья цена квадратного метра квартир в Таллине колеблется от 1500 до 2500 евро. Немногим ниже цены вторичного рынка. То есть квартирку площадью хотя бы в 40 кв. м дешевле, чем за 60 000–70 000 евро не найти. В то же время медианная зарплата у нас около 1000 евро. Значит половина работающего населения, имея зарплату меньше медианного значения, купить жильё в Таллине не сможет никогда.

Снять жильё здесь можно по цене от 400 до 600 евро в центре, и по цене от 100 до 200 евро уж совсем в „глухом углу“. Нуждаются в жилье, в основном, молодёжь и „понаехавшая“ периферия. То есть, как раз получатели „домедианных“ зарплат. Некоторым категориям из этой среды удаётся оказаться в социальном жилье. Кому-то помогают родственники купить дешёвые квартиры пользуясь ипотекой в т. н. бюджетных домах. Это квартиры начиная с площади в 11 кв. м (когда-то их называли „гостинками“) или в зданиях самой низкой строительной себестоимости. Выглядят такие дома и кварталы застроенные ими ничуть не лучше районов хрущевок. Впрочем так же выглядит и квартальная застройка социальными домами. То есть в городе одновременно осуществляется два типа жилищной застройки. С одной стороны, креативные кварталы Ротерманна или Ноблесснера, а также новые здания на Пярнуском шоссе. С другой — жильё экономкласса в Ласнамяэ. В результате одновременно создаётся даже не два города, а два социальных мира.

Можно ли переломить тенденцию?

Дифференциация доходов в постиндустриальной экономике услуг будет нарастать. Уже сейчас при непредвзятом взгляде на потребность рынка труда легко заметить рост количества малоквалифицированных рабочих мест. Это мировая тенденция. В книге вышедшей в 2018 году с говорящим названием „Новый кризис городов“ автор — один из самых популярных сейчас социологов — Ричард Флорида приводит ожидаемое на ближайшее десятилетие соотношение высокооплачиваемых работников „креативного класса“ и малооплачиваемой обслуги как 40 к 60. На этой почве взрастают в мире идеи вроде базового дохода. Ясно, средний класс „приказал долго жить“. В наших условиях такая социальная стратификация приобретает ещё и этнический характер. То есть квартирный вопрос решить за счёт рыночных механизмов не удастся.

„Креативщики“ — чаще всего „фрилансеры“ (работающие, преимущественно в одиночестве). Они приобретают жильё бизнес-класса в кварталах с развитыми общественными пространствами (с ландшафтным дизайном дворов, свободных от машин — спрятанных в паркинги, интересным современным фасадом, наличием в шаговой доступности кафе, где можно проводить встречи и работать с компьютером или коворкингами и т. п.). Примером могут служить малоэтажные с выразительными фасадами дома напротив нового креативного комплекса вокзального рынка, рядом с ультрасовременным кластером на территории бывшего завода. Нынешний район Копли становится наиболее востребованным творческими жителями города (не зря его старейшиной стал известный учёный).

Даже если государство подставит молодым малообеспеченным семьям плечо при получении ими ипотечного кредита, всё равно они окажутся в „городе бедных“ при сегодняшней градостроительной практике „джентрификации“. В то же время нелепо требовать тащить в центр города „бюджетную архитектуру“ социальных домов (когда-то главные архитекторы городов гордились, если им удавалось не пустить в городские центры панельное строительство).

В этом деле либо надо соглашаться, что „так устроен мир“ либо выстраивать принципиально новую социально-экономическую модель обеспечения жильём.

В Евросоюзе уже обсуждаются жилищные программы на внерыночной основе (например, в Германии). Там предлагают включить в конституцию пункт о праве каждого гражданина на жильё (называя это „первым социальным правом“). Соответственно, появляется „право на обмен“ с добавкой метража квартир за счёт госбюджета и даже национализация участков земли в городах, если на них может быть жильё, но собственник его не строит. Таллинцы за счёт общественных фондов потребления обеспечиваются транспортными услугами. Похоже, берлинцы скоро станут обеспечиваться жильём тоже из общественных фондов потребления. Уже сейчас можно видеть в районах самой интересной застройки немецких городов, например, дома для пожилых людей или реструктуризацию промзданий под молодёжные студии украшающие город (которые строятся за средства различных, в т. ч. пенсионных, фондов, например).

Уже упомянутый Ричард Флорида полагает, что современный город может снять остроту социальных противоречий за счёт трёх „Т“: технологий, талантов высокообразованных креативщиков и толерантности. О наших возможностях применить такой подход к решению „квартирного вопроса“ мы непременно поговорим в дальнейших публикациях. А пока зафиксируем, что вместе с новыми зданиями у нас активно строятся проблемы завтрашнего дня и необходим по этому поводу широкий обмен мнениями.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 11.12.2019


Читать полностью...



Подарки без налоговых проблем


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-12-04

Сейчас наступил тот короткий момент, когда никого не удивляет получение подарка от малознакомых, а то и совсем неизвестных лиц и организаций. Подарки благосклонно принимаются, даже если за версту от них тянет откровенно рекламным характером.

Законодательство наше с пониманием относится к такого рода хозяйственным операциям: рекламный подарок освобождается от налогообложения (о чём было рассказано в одном из недавних номерах „ДВ“ — за 6 ноября с. г.).

Хотя и без такого рода напоминаний норму закона о безналоговом рекламном подарке в пределах 10 евро (без НСО) не знает только уж совсем ленивый. Но воспринимается она, чаще всего, применительно к рекламной операции, проводимой в месте продаж. Действительно, самое простое использование законодательной льготы касается случаев, когда торговое предприятие сообщает „городу и миру“, что любая, сделанная в их магазине, покупка в предновогоднюю неделю, например, сопровождается подарком: бутылкой шампанского (за 10 евро без НСО вполне приличного) или коробкой конфет, игрушкой, какой-либо хозяйственной утварью и т. д. и т. п. Некоторые специалисты по налогообложению даже специально подчёркивают, что доказательством рекламного характера подарка является его безадресность и массовость (получают все покупатели в определённое время либо все посетители магазина в определённые часы и т. п.).

Однако рекламная деятельность в хозяйственной практике много шире, чем привлечение потенциального покупателя в место продаж. И, соответственно, расходы рекламные многообразнее. А чтобы к рекламным расходам иного характера применялась налоговая льгота, требуется выполнять одно важное условие: хозоперация должна быть оформлена (документирована) таким образом, чтобы её рекламное назначение было однозначно понятно.

Рассмотрим, для начала, насколько обязателен принцип безадресности рекламного подарка. Наверное, действительно, если за пару дней до 31 декабря раздать семь бутылок шампанского (случайно при этом окажется, что в магазине семь работников) и мотивировать это тем, что подарок делался первым семи посетителям 30 декабря — могут возникнуть проблемы. Но анонимность подарка совсем не обязательное требование. В сфере продаж товаров или услуг производственно-технического назначения, например, как раз необходима адресная реклама, поскольку круг потенциальных пользователей вполне определён. Скажем, предновогодняя рекламная акция может устраиваться с целью распространения каталога новой продукции, планируемой к реализации на следующий год (либо рассылка прайс-листов какой-либо продукции или услуг). Но одно дело, когда на имя руководителя фирмы — потенциального потребителя придёт почтой пакет с каталогом (который адресат может и не увидеть, поскольку секретарь выбрасывает рекламные материалы), а другое дело, если посыльный принесёт пакет с бутылочкой вина, открыткой и тем же каталогом (вместо вина может быть что угодно). На подарке может быть лого фирмы-отправителя (при этом учтём, что оплата нанесения рекламного текста также не вызывает налогообложения).

Заметим также, что расход на открытки и их рассылку к празднику не является подарком в понимании налогового права. Это же касается настенных и настольных календарей.

Иногда спрашивают, может ли с помощью подарка рекламироваться не только конкретный товар или услуга, а бренд фирмы: „чтобы помнили“. Конечно, может. И ещё один вопрос часто задают: должен ли рекламный подарок каким-либо образом отражать характер товара или услуги? Нет. Закон такой связи не предусматривает. Да и невозможно иногда это обеспечить. А в смысле результативности рекламы — чем неожиданнее окажется подарок, тем лучше.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 27.11.2019


Читать полностью...



Кредиты между „родственниками“


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-11-20

Имеются в виду „родственники“ — юридические лица. Конкретно: материнские и дочерние коммерческие структуры, между которыми в реальной жизни довольно часто возникает переброска денег. Чаще всего в качестве взаимной финансовой поддержки. Чтобы избежать появления подоходного налога такие денежные трансферты оформляются кредитными договорами. Несколько лет назад такого рода сделки стали предметом специального налогового внимания.

Они подпадают под нормы пятидесятой статьи Закона о подоходном налоге. Четвёртая часть которого категорична: „Если цена сделки между юридическим лицом — резидентом и связанным с ним лицом отличается от рыночной цены названной сделки, подоходным налогом облагается сумма, которую налогоплательщик получил бы как доход, или сумма, которую налогоплательщик не понес бы как расход, если бы трансфертная цена соответствовала рыночной стоимости сделки“. Более того, в седьмой части той же статьи сказано: „Для применения части 4 коммерческое товарищество — резидент обязано по требованию налогового управляющего представить дополнительные данные по сделкам со связанными лицами, о деятельности принадлежащих к одному концерну коммерческих товариществ и о структуре концерна. Налоговый управляющий дает коммерческому товариществу для представления данных не менее 60 дней срока“. И, наконец, в случае, когда кредит выдаётся от дочерней фирмы материнской, его необходимо непременно специально декларировать. Такие кредиты практически всегда чреваты налоговыми рисками.

Понятное дело, такие строгости введены в закон, поскольку квазикредиты могут быть заменой дивидендам. Возможность использования механизма кредита „снизу вверх“ с начала прошлого года попадает под специально введённую в Закон о подоходном налоге статью 50 прим 2, в первой части которой сказано: „Коммерческое объединение — резидент платит подоходный налог с кредита, выданного акционеру, пайщику или члену коммерческого объединения, если обстоятельства сделки указывают на то, что это может быть скрытым отчислением от прибыли. Для выданного материнскому предприятию в понимании части 2 настоящей статьи и статьи 6 Коммерческого кодекса и другому дочернему предприятию того же материнского предприятия, за исключением дочернему предприятия кредитодателя кредита, срок возврата которого превышает 48 месяцев, на налогоплательщика возлагается обязанность по требованию налогового администратора доказать возможность и намерение возвратить кредит. Для представления доказательств налоговый администратор дает коммерческому объединению как минимум 30-дневный срок“; а вторая часть той же статьи уточняет: „Материнским предприятием считается также объединение, находящееся в структуре концерна (статья 6 Коммерческого кодекса) выше дающего кредит дочернего предприятия, а также некоммерческое объединение и целевое учреждение, имеющее в дающем кредит объединении большинство голосов или преобладающее влияние“.

При обратном случае (кредите „сверху вниз“) повышенного внимания не возникает. Однако требования к налогообложению сделок со связанными лицами действуют.

Из закона, а также из различного рода объяснений НТД не понятно, применяются ли все эти жёсткие нормы к кредитам, которые явно попадают в расходы связанные с предпринимательством по статье 32 того же Закона о подоходном налоге, где по части 2 расход носит предпринимательский характер, „если он <...> является необходимым или уместным для сохранения или развития этого предпринимательства и связь расхода с предпринимательством ясно выражена“. Такая дуракоустройчивая связь должна ясно просматриваться в документах, обоснующих кредит.

Из всех этих норм можно вывести три непреложных требования к документированию кредитных сделок между связанными юридическими лицами.

Во-первых, необходим детально разработанный бизнес-план у получателя кредита, из которого можно ясно и однозначно понять цель кредита, возможности его возврата и меры обеспечения.

Во-вторых, должен быть финансовый расчёт лица дающего кредит о том, какое влияние на его экономику окажет изъятие средств и обоснованы мотивы денежного трансферта: что это желание заработать на проценте (у родственника) либо жизненная необходимость для сохранения либо развития бизнеса связанного юридического лица.

И, наконец, если кредит связан с предпринимательством кредитодателя, то подробные расчёты показывающие наличие предпринимательского интереса.

Как видите: с такого рода кредитами хлопот не оберёшься. Но если уж без него не обойтись — пишите, коллеги, бумаги. Чем подробнее — тем лучше. Или платите налог. Если, действительно, без такого денежного трансферта не обойтись.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 13.11.2019


Читать полностью...



Страсти вокруг зарплаты


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-11-20

Непривычно долго тянутся нынче переговоры профсоюзов и работодателей по размеру „минималки-2020“. И чем дальше тем больше возникшая между ними конфликтная ситуация грозит завершиться крупным скандалом.

О чём шумим?

„Цена вопроса“, на первый взгляд, невелика. Профсоюзы требуют устанавливать минимальную зарплату размеров в 600 евро. Работодатели согласны на 578. Боевые действия идут вокруг 22 евро, что вместе с социальным налогом обойдётся работодателям в тридцатник (или 360 евро в год). Стороны идут стенка на стенку потому, что понимают: на кону признание или не признание требования профсоюзов определять размер „минималки“ исходя из 40 % средней зарплаты. А её величина растёт у нас в скоростном режиме (с конца 2012 — послекризисного — до середины нынешнего года, например, выросла с 960 евро до 1419 евро). И будет расти в неменьшем темпе, по крайней мере, ещё лет пять — не меньше.

А чтобы уважаемые читатели смогли сами оценить суть проблемы надо вникнуть в сложившуюся структуру оплаты труда. Кроме размера „средней“ экономисты оперируют также понятием „медианной“ зарплаты: ниже и выше которой одинаковое число получателей. На конец 2018 года в Эстонии получали зарплату около 590 тысяч человек. Из них примерно 295 тыс. имели в месяц брутто-зарплату ниже 1061 евро и столько же больше. Зарплата в 1061 евро как раз и была медианной величиной. Средняя зарплата к началу нынешнего года оказалась 1310 евро. За соотношением этих двух величин стоит прогрессирующая бедность. Почему?

Кому у нас „жить хорошо“?

Половина всех работающих в стране, имея зарплату ниже медианной, обречена „сводить концы с концами“. Это знает любая домохозяйка, которая платит за жильё и кормит семью. Но есть ещё одна статистическая величина: число работников имевших зарплату в 2018 году равную „минималке“. Она неоднократно озвучена налоговой службой и равна половине от получателей денег ниже медианного размера. То есть выстраивается такая схема: около четверти работающих имеют зарплату бедности (в нынешнем году — 540 евро). Столько же получают от черты бедности до уровня скромного выживания (за первое полугодие нынешнего года от 540 до 1115 евро брутто или около 1000 нетто). А кто же бенефициары бурно растущей средней зарплаты, которая за полугодие 2019 составила 1419 евро? С учётом низких зарплат у половины работников несложный расчёт показывает, что почти 40 % получателей зарплат имеют от 2000 евро и выше.

Почти 30%-ный разрыв в зарплатах средней и медианной свидетельствует о пропасти разделяющей десять процентов самых малообеспеченных работников (это называется „нижний дециль“) от десяти процентов самых высокооплачиваемых („верхний дециль“). У нас этот разрыв вдвое больше, чем в соседней Финляндии или Швеции, например. Получается, правы профсоюзы. Требуемые ими 600 евро поднимут среднюю в 2020 году до уровня 1600–1800 евро. То есть на 2021 год надо будет минималку узаконить более 700 евро. Отлично! Вырастет покупательная способность малообеспеченных слоёв. И будет нам счастье? Но не будем спешить с выводами. Потому, что, к сожалению, вырастет инфляция. И хотя по имеющимся данным рост зарплат опережает рост цен — это утверждение статистики не слишком согласуется с практическим опытом небогатых слоёв населения. Если ковры или телевизоры станут дешевле, а хлеб и сметана в разы подорожают, то статистика и ощущения домохозяек вряд ли совпадут. Инфляция подрастёт, поскольку себестоимость товаров и услуг у бизнеса вырастет не только на процент роста минимальной зарплаты, но с добавкой 33 % социального налога от этого роста. А тем, кому рынок не позволит поднять цены придётся попросту с рынка слинять. То есть у бизнеса есть своя правда?

Требуются новые решения

Получается, рассматриваемая участниками переговоров задача не имеет хорошего решения? На самом деле оно есть, но ключ от него у третей стороны — у государства. От него требуется в создавшейся ситуации не одно, а комплекс решений (включая программу снижения бедности). На поверхности, например, лежит удешевление содержания самого государства потому, что даст возможность налогового маневра, включая снижение давления налогового пресса на бизнес. Обычно это связывают с сокращением аппарата государственного и муниципального управления. Но у нас намного большие иные составляющие госрасходов, связанные с нашей системой „партийной“ демократии, которую вернее назвать корпоративной. Отсюда одно из самых больших в ЕС на душу населения количество депутатов в Рийгикогу и Таллинском горсобрании. Отсюда в небольшом по европейским меркам Таллине семь районов, хотя по делу хватало бы трёх. Отсюда многочисленные оплачиваемые советы государственных и муниципальных предприятий, состоящие из „непрофи“ и не имеющие реального смысла. Всё для того, чтобы прикармливать „партийный актив“, не говоря уже о госфинансировании аппаратов самих партий. А есть ещё отряд халявщиков на госфинансировании в т. н. третьем секторе (который потому и третий, что не должен получать ничего от государства).

И, конечно, надо выравнивать налоговую нагрузку на труд и на финансовые доходы. Потому, что — как не крути — а поднимать минимальную зарплату придётся, если Эстония намерена входить в высшую европейскую лигу. В рейтинге минимальных зарплат за 2018 год мы стоим на 31 месте. И впереди нас не только экономические гранды „старой Европы“, но и Греция с 820 $, Словения с 1010 $, Ирландия с 1895 $. Придётся догонять.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 13.11.2019


Читать полностью...



Чужой доход и налог чужой


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-11-13

Начнём с поступившего мне вопроса, автор которого спрашивает: во-первых, применима ли норма закона о подоходном налоге, по которой полученный в Эстонии доход нерезидентом облагается здесь же в Эстонии подоходным налогом в случае продажи пая по цене выше номинала; и, во-вторых, если сменился единственный пайщик коммерческого товарищества созданного без взноса в капитал, то будут ли действовать на нового пайщика требования соблюдения ранее установленного срока взноса денег в капитал?

Из вопроса понятно, что речь идёт о продаже по завышенной цене одним нерезидентом его участия в коммерческом товариществе (зарегистрированном и действующем в Эстонии, другому нерезиденту). Ответом на первую часть вопроса будет твёрдое нет. Не возникнет у нерезидента налоговой обязанности в Эстонии от продажи им здесь ценной бумаги (неважно, другому нерезиденту или резиденту). Доход от такой сделки этот продавец-нерезидент обязан декларировать в стране своего резидентства (в силу действия правила о налогообложении т. н. мировых доходов). В учёте самого коммерческого товарищества эта сделка никак не отражается, поскольку смена собственника на экономику фирмы никаким образом не влияет.

Заметим кстати, что доход получаемый резидентом Эстонии где-либо от сделок с ценными бумагами должен всегда декларироваться в Эстонии и здесь же такой доход облагается налогом. Если речь идёт о разовой сделке (продажа паёв или акций фирмы находящейся в другой стране), то налогообложение идёт по общим правилам. Но если речь идёт о портфельных инвестициях — приобретении и продаже ценных бумаг в ходе биржевых сделок, то в эстонском законе о подоходном налоге установлен на этот счёт специальный налоговый порядок.

По второй части вопроса ответ тоже короткий. Все обязательства, связанные с владением пая, акций или иной формой участия в коммерческом товариществе переходят от одного собственника к другому вместе с переходом участия. Заметим, что осуществить как можно скорее взнос в капитал новый собственник должен быть заинтересован не потому, что подходит установленный срок, а для экономической целесообразности проделанной инвестиции. Если участие (пай) куплен по цене выше номинала (иначе откуда у продавца взялся бы доход), то можно полагать, что предприятие в Эстонии действует эффективно. А смысл любой инвестиции заключается в получении дохода. Доход от инвестиции в бизнес собственник может получить только в форме дивидендов. Но без заполнения капитала но нашему законодательству нельзя платить дивиденды. Создание фирм без взноса в капитал — это стартовая льгота, помогающая начинать бизнес с ограниченными средствами. Не более того. И эта льгота по экономической сути, конечно, кратковременна (особенно, исходя из интересов инвестора).

Экономические взаимоотношения эстонского предприятия с собственником нерезидентом вызывают налоговые обязательства только тогда, когда возникают дивиденды или явные (либо латентные) прочие отчисления от прибыли, а также при движении денег похожих на скрытое кредитование.

Если ничего такого не происходит, то всем причастным к деятельности предприятия в Эстонии должно быть абсолютно „фиолетово“ кто его собственники, если, конечно, собственник не становится членом правления. С членом правления у работников предприятия возникают самые разные деловые отношения и срабатывает „человеческий фактор“, но ни к учёту, ни к налогам это уже касательства не имеет.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 06.11.2019


Читать полностью...



Поздравляем подписчиков, которые выиграли бесплатные посещения семинаров в 2020 году!


Пишет Редакция журнала 2019-11-12

Клуб бухгалтеров «Кардис» Бесплатное посещение всех лекций и семинаров в „Кардис“ в течение 2020 года — 1 выигрыш: PALJASSAARE GÜ.

То же на любой квартал 2020 года по выбору выигравшего — 4 выигрыша: HORECA SOLUTIONS OÜ, MONADA OÜ, BALTLINER OÜ, MIXRAM CONSULT OÜ.

То же на любой месяц 2020 года по выбору выигравшего — 10 выигрышей: INVISA FIDUCIARY SERVICES OÜ, MULTIJOB OÜ, SITSI TN 7 KÜ, SAARE DOLOMIIT-VÄOKIVI OÜ, WINTERS OÜ, SOOJAISOLEERIMINE AS, NARVA-BARK AS, ESTPLAST TOOTMINE OÜ, CLEMCO BALTIC OÜ, RAHU TN 26 KÜ.

Бесплатное посещение Бухгалтерского клуба в течение всего 2020 года — 1 выигрыш: VIOLA CONSULT OÜ.

То же на любой квартал по выбору выигравшего — 8 выигрышей: INFONET AS, HIMBALT TRADE OÜ, MASCOT BALTIC OÜ, DORER PLUS OÜ, RENVIT OÜ, EXSET LABS B. V. EESTI FILIAAL, ACCOUNTANT PROPARTNER OÜ, VTTRANSIIT OÜ.

Редакция журнала


Читать полностью...



Мечтания о халяве


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-11-06

Призрак бродит по Европе. Призрак всеобщей базовой зарплаты, не связанной с результатами труда и трудом вообще. Только что завершился такой эксперимент в Финляндии. В Швейцарии прошёл референдум на эту тему. А в Норвегии давно платят. И в Канаде платят. Что заставляет „города и страны“ обращаться к такого рода выплатам? Причина везде одна: стремление преодолеть бедность.

Панихида по среднему классу

Ещё совсем недавно — считай, вчера — казалось: по всей Западной Европе и Северной Америке возобладали „государства всеобщего благоденствия“. Навеки веков. Американский социолог Фрэнсис Фукуяма даже объявил о конце истории. Поскольку золотой сон человечества о хорошей жизни для всех стал явью. Любой работающий человек автоматически попадал в безбедно живущий средний класс. Временно неработающие получали пособия, достаточные для сносного существования. Старики шастали по миру в составе туристских групп. Им на это хватало пенсии. К миру сытости стала приближаться Восточная Европа и мы — грешные в том числе. Появился даже специальный термин в экономической науке — „догоняющее развитие“.

И вдруг экономическая погода начала портиться надолго и всерьёз. В самых, казалось, благополучных странах стала популярна шутка французского комика, мол, „трудно жить на месячную зарплату, особенно в последние тридцать дней“. Что шутки... Работающая Франция одела жёлтые жилеты и вышла на улицы. Бунтуют итальянцы, приводя к власти симбиоз крайне левых и крайне правых. Не от хорошей жизни в главной цитадели атлантического мира народ делает ставку на Трампа. А слова Фукуямы теперь можно читать как „конец истории среднего класса“. Из банков и контор крупных и средних компаний кубарем вылетает „офисный планктон“. Если туда кого-то и нанимают вновь, то только уборщиц.

Другой американский социолог, Ричард Флорида, уверяет мир, что на обломках „среднего класса“ появляется новый „креативный класс“, малочисленный и высокооплачиваемый, способный создавать материальные, а также интеллектуальные ценности в процессе творческого труда. Это класс, создающий экономику блокчейна или постиндустриальную экономику, которой совершенно не нужны исполнительные и дорогостоящие „белые“ и „синие воротнички“. Новая экономика основывается на цифровизации и технологическом переоснащении производств на основе искусственного интеллекта.

Не только в странах старой Европы, но и у нас — в Эстонии меняется структура экономики, а следом структура общества. Оно радикально дифференцируется и в нём нарастает как относительная, так и абсолютная бедность.

Мифы и реалии постиндустриальности

Одним из поводов для „базовых зарплат“ стало утверждение, что в „экономике блокчейна“ исчезнут многие массовые специальности. В пример приводят исчезновение в США специальности „машинист электровоза“. На очереди — вроде бы — водители городского транспорта. Но даже если это правда, практика стран, где растёт экономика услуг не подтверждает появления армии „лишних рабочих рук“.

Всё идёт ровным счётом наоборот. Потребность в людях растёт, но они нужны для малоквалифицированного труда. Структура складывающегося постиндустриального общества выглядит таким образом: креативный хорошо обеспеченный слой (в разы превышающий по оплате труда медианную зарплату). В наших условиях от 3000 евро и выше (при медианной брутто-зарплате чуть больше тысячи евро). Среднеобеспеченный слой (от одной до двух медианных зарплат), который образуют чиновники, а также редеющий управленческий аппарат бизнеса и бездельники некоммерческих структур. Дальше — малообеспеченный слой с оплатой ниже медианной. У нас меньше 1000 евро получают 50 % всех работающих — живущие в относительной бедности (абсолютная бедность у получателей „минималки“, т. е. 540 евро в месяц). Статистика показывает: число получателей больших зарплат растёт медленно, но существует взрывной рост потребности в малоквалифицированных работниках.

Повышение размера минимальной зарплаты проблемы не решит. Обратите внимание, уважаемые читатели, в какой непримиримой схватке сошлись профсоюзы и Союз работодателей по поводу „минималки“ 2020 года. При том, что спор идёт всего о тридцати евро. И обе стороны по своему правы. Хорошо бы минимальной зарплате обеспечивать человеческие условия жизни (при наших ценах это не менее 1000 евро). Но массовый наш бизнес (особенно в его малом изводе) даже при минимально установленной плате за труд в 540 евро с трудом держится на плаву. Выручают работники из третьих стран, правдами и неправдами заполняющие наш рынок труда (особенно в его малоквалифицированной зоне). Они заменяют отъезжающих эстоноземельцев, использующих сполна возможности открытого рынка труда по всему Евросоюзу. Процесс экономически целесообразен и нравится он или не нравится кому-либо, будет захватывать всё более широкие слои. Другой вопрос — окажется он законным или пойдёт латентно, но экономика живёт своей логикой и по своим законам (не всегда совпадающим с нормами государственного законодательства).

Экономика новых решений

Постиндустриальная экономика не сможет получить развития без ликвидации бедности. Жизнь рождает несколько решений этой задачи. Первое, развитие общественных фондов потребления. Примеры тому — бесплатный городской транспорт; бесплатное образование всех уровней; бесплатное питание в школах и т. п. На очереди создание системы бесплатного социального жилья. Второе направление — карточки на дешёвые продукты (с дотированием торговли или фермеров). Третье — замена системы социальной поддержки, управляемой сонмом чиновников, базовой зарплатой. Лучше всего эта форма социального выравнивания работает в штате Аляска (где создан специальный „Перманентный фонд благосостояния“, из которого идут выплаты одинаковые для всех). Аляска в результате стала штатом с самым низким уровнем неравенства. Почему же у финнов эксперимент сочли неудачным? Потому, что они всё-таки платили только безработным. А главная идея системы базового дохода: все — независимо от личного дохода — получают деньги, обеспечивающие нормальное текущее потребление. А дальше — существуют „некоторые равнее“. Их личный доход позволяет дополнительное потребление или даже накопления. Но абсолютная бедность ликвидируется. Достигается экономия на содержании аппарата социальной помощи. Однако только экономии недостаточно. Фонд благосостояния должен наполняться за счёт перераспределения доходов. Возможно это в Эстонии? Надо считать. Знаю только, что наш уровень цифровизации позволяет такие расчёты сделать. То есть определить нижний допустимый уровень расходов. Рассчитать потребность в годовых выплатах. И дальше искать источники. Бесплатный транспорт тоже казался фантазией Сависаара. А ведь получилось. Не меньшей фантазией казались когда-то пенсии по возрасту. Пока за дело не взялся Бисмарк. И более столетия по его схеме „солидарности поколений“ платят пенсии во всём мире. По грубым прикидкам у нас может прижиться „базовый доход“ не хуже, чем на Аляске.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 30.10.2019


Читать полностью...



Способ избежания налоговых претензий


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-10-30

Самый часто возникающий в последнее время вопрос связанный с налогообложением касается размера выплат собственникам в маленьких фирмах. Особенно в тех, где собственник в единственном числе и он же единственный член правления либо оформлен как единственный руководитель, действующий на основании трудового договора.

Во многих случаях ежемесячная выплата такому члену правления или работнику равна сумме необходимой для медицинского страхования (нынче это 500 евро в месяц). Цифра удобная ещё и потому, что с такой суммы не взимается подоходный налог.

Всё, что больше платится собственнику тоже делается вполне легально (без утайки) в форме дивидендов, поскольку с финансового дохода не берётся социальный налог. Часто и работники получают не более 500 евро, а дополнительно к тому в латентной форме добавляет собственник фирмы от своих щедрот из полученных им же дивидендов. Опять таки, экономя на социальном налоге.

Правда второй вариант уже не совсем чистый: всё-таки он содержит неучтённую зарплату. Но — кто ж о том узнает — думает собственник, если у него и работников-то, от силы, двое-трое. И, действительно, мало когда такая схема „всплывает“, но претензия от налогового департамента всё равно появляется совсем на ином основании.

У руководства фирмы просят объяснений по поводу маленькой зарплаты. И если раньше такого рода разговоры шли без какой-либо цифровой аргументации, то теперь налоговая служба опирается на серьёзную статистическую базу и доказать, что в конкретно взятой фирме происходят события, выводящие её за грань сложившихся на рынке оплаты труда соотношений, довольно трудно. Чтобы уважаемые господа предприниматели представляли о чём идёт речь рекомендую каждому из них зайти на сайт https://is.gd/eskomak и в большой таблице найти близкий для их конкретной фирмы вид деятельности, местное самоуправление, где действует их предприятие, а также близкое их фирме предприятие по числу работников. И на пересечении этих признаков найти в соответствующей клеточке размер среднемесячной брутто-зарплаты (в конкретном самоуправлении и по Эстонии в целом). Перечень видов деятельности довольно развёрнутый. Найти аналог своему бизнесу не составит труда. Если окажется, что число юридических лиц, занимающихся в конкретном городе или посёлке той же деятельностью, которой занимается наш гипотетический предприниматель (обратившийся к этой статистике) измеряется десятками, а даже если таких же фирм пять-шесть, но у всех из них похожее с вашей фирмой число работников, но средняя зарплата по тому же региону выше, чем у вас в разы, то придумать мотивировку такому расхождению будет нелегко. Действительно, если фирма занимается, предположим, сантехническими работами, имеет пять работников и среднемесячная зарплата у неё 650 евро, а ещё у семи фирм (где работников от трёх до десяти) средняя месячная зарплата 900 евро, то понять, почему ваши пятеро соглашаются делать такую же работу за половинную зарплату (против средней по специальности в том же городе) здравый смысл не поможет. То же касается выплат правлению. Совсем не хочу сказать, что у собственника малой фирмы не может быть финансового дохода (в форме дивидендов). Более того, как раз величина дивидендов не должна соответствовать статистическим данным, но зарплата члена правления и работников лучше бы от средних величин в меньшую сторону не отклонялась. Если, конечно, вам не доставляет удовольствие длительное общение с работниками налоговой службы.

В этой истории есть ещё один неприятный момент. Иногда претензии от специалистов-налоговиков спровоцированы собственным неумным обращением с информационными системами работниками конкретной фирмы.

Дело в том, что размер средней зарплаты по фирме налоговая служба получает от арифметических действий с двумя цифрами: размером общих выплат и числом работников по регистру работ. А если у фирмы много подрядчиков, работающих не постоянно, а от случая к случаю и если бухгалтер (или иное лицо) ленится всякий раз вносить такого работника в регистр тем днём, когда он вышел на работу и „выносить“ его оттуда в день прекращения работы, а не держать его в регистре зная, что недели через две он снова будет работать — то средняя зарплата увеличится и вопросов окажется меньше.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 23.10.2019


Читать полностью...



29 октября Бухгалтерский вторник: аудитор Тынис Якоб


Пишет Инфослужба „Кардис“ 2019-10-21

Клуб бухгалтеров «Кардис» Уважаемые коллеги!

29 октября на очередной клубный „Бухгалтерский вторник“ в „Кардис“ придёт известный аудитор Тынис Якоб, чтобы обсудить изменения в Законе о НСО, вступающие в силу с начала (и в течение) следующего года. Якоб из тех специалистов, которые умеют видеть как позитивные, так и негативные аспекты налоговых изменений. Ждём членов клуба, а также тех, кто изъявит желание занять в клубе несколько оставшихся свободных мест.

Инфослужба „Кардис“


Читать полностью...



Евросоюз подталкивает Эстонию к налоговым упрощениям


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-10-16

Исходя из требований Еврокомиссии Правительство Эстонии в середине сентября одобрило и передаёт в Рийгикогу проект некоторых изменений в Закон о налоге с оборота, которые должны содействовать развитию бизнеса за счёт упрощений налоговых процедур. Особенно в части трансграничных хозяйственных операций.

Этому, прежде всего, будет способствовать появление в нашем законе нового понятия: „запас до востребования“. Что это? Имеется в виду достаточно распространённая ситуация, когда продавец из одной страны Евросоюза завозит товар на склад в другую страну ЕС и держит его там до той поры, пока покупатель (с которым заключено предварительное соглашение) не выкупит всю (сразу и по частям) партию товара со склада. Эффективность операции в том, что максимально используются транспортные мощности, можно выбрать наилучшую логистическую схему, появляются возможности гарантий поставок по принципу „точно вовремя“. По нынешнему закону применение нулевой ставки налога с оборота при таких схемах вызывало споры. Существенно также, что продажа с промежуточного склада позволяет обеспечивать нескольких покупателей из одной транспортной партии товара.

По новой редакции — налоговые проблемы отпадают: внутрисоюзный оборот появляется в момент отчуждения товара в другой стране Евросоюза (где запас находится) и при этом не возникает обязанность регистрации постоянного места деятельности или подачи отчётности. Вполне разумное решение, которое (скорее всего) станет нормой с начала 2020 года.

Второе изменение, которое тоже, очевидно, узаконится с 1 января следующего года и тоже произойдёт по инициативе Еврокомиссии, касается т. н. цепных сделок, то есть многократного отчуждения подряд одного и того же товара по цепочке сделок. При том, что сам товар движется от первого продавца (отчуждающего его из одной страны ЕС в другую) последнему приобретателю. Но сделки идут по цепочке посредников одна за другой. Причин такому движению бумаг (и часто денег) множество. В том числе и для снижения налоговой нагрузки. В такой схеме внутрисоюзным оборотом (с нулевой ставкой налога) будет отчуждение товара перепродавцу из другой страны Евросоюза (то есть первое звено в цепи), который сам или по его поручению третье лицо доставит товар последнему приобретателю. А остальные сделки (звенья цепи) являются внутригосударственным оборотом в стране, где находится конечный приобретатель. Решение, которое тоже снимает много ненужных разговоров и претензий.

И, наконец, ещё одно изменение (которое будет настоящим подарком бизнесу) обсудило правительство. Оно касается возможности снижать налоговую обязанность по НСО, если за поставленный товар или услугу оплата не произошла. Эта мера проистекает не из решения Еврокомиссии, а следует из решения Европейского суда. Правда, такая норма планируется к вступлению с 1 января 2021 года и из направленного сейчас правительством проекта изменений в Законе о НСО она исключена. Планируется внести её на рассмотрение парламента только в следующем 2020 году. Жаль, конечно. Но хорошо, что уже началось движение в эту сторону.

Будем надеяться, правительство не забудет и в следующем году к этому изменению в законе вернётся (будем также надеяться, что до того нынешнее правительство всяко просуществует).

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 09.10.2019


Читать полностью...



Приглашаем на курсы бухгалтеров-новичков


Пишет Тимур Скоряк 2019-10-10

Клуб бухгалтеров «Кардис» С 4 НОЯБРЯ (ПОНЕДЕЛЬНИК) СТАРТУЕТ КЛАССИЧЕСКИЙ КУРС ПО БУХУЧЕТУ ДЛЯ НОВИЧКОВ.

Обучение работника фирмы можно профинансировать от Кассы безработных.

Общий объем курса — 80 уч. часов, 20 занятий по 4 часа.

Время: с 16:30 до 19:45 с одним перерывом.
Дни проведения — понедельники и четверги. Время и дни не меняются более 20 лет!

Место занятий:
аудитория Бухгалтерского клуба „Кардис“, Пярнуское ш. 82–101, Таллин


Первые три занятия — Коммерческий кодекс, собственный капитал и налоговая проверка; далее три занятия — трудовое право (принятие на работу, зарплата и отпуска, сокращение); далее 13 занятий по теории и практике бухгалтерского учета и налогообложения; в конце курса контрольная работа, и последнее занятие — ошибки в стремлении налоговой оптимизации. Первые шесть лекций или три лекции (юридическая информация) можно прослушать и после окончания курса, с новой группой. Тогда можно начать курс с 14 ноября, или с 25 ноября.

Лекторы: Элеонора Теленкова и Тимур Скоряк.

Мы умеем сделать из обычного человека умнейшего бухгалтера.
Присылайте к нам своих младших коллег и будущих бухгалтеров!


Тимур Скоряк, член правления Kardis OÜ


Читать полностью...



Деньги из банка переложим в банку


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-10-09

Любая песнь о пенсии пользуется повышенным вниманием читателей. По той простой причине, что пожилых людей становится всё больше. А пенсии по-прежнему хорошие, но маленькие. Тем более интересны мнения на пенсионную тему сейчас, в связи с подготовленными правящей коалицией изменениями пенсионной системы (которые разделили общество на горячих сторонников и ещё более горячих противников). Суть изменений подробно изложена в многочисленных публикациях (в том числе в „МК-Эстонии“). Остаётся понять: какие аргументы „за“ перемены, а какие „против“?

Лишняя ступень

К пенсионному счастью в Эстонии ведут три ступеньки: первая — государственная пенсия за счёт пенсионных взносов работодателей; вторая — обязательное пенсионное страхование за счёт работников; третья — добровольные пенсионные вклады кого угодно куда ни попадя. Идее накопления денежек для добавки к государственной пенсии в логике не откажешь. Другое дело, насколько разумно было делать это обязательным?

Во второй половине прошлого века во многих странах такое решение было продиктовано испугом от демографического сдвига, когда (в результате успехов здравоохранения) соотношение пенсионеров к работающей части населения стало заметно сдвигаться в пользу пожилых. Переполох в западном обществе обусловил даже появление сатирического романа Кристофера Бакли „День бумеранга“, где проблему предлагалось решить просто — пенсионерам государство (по Бакли) предоставляло выбор: коротать остаток дней на нищенскую пенсию или добровольно уйти из жизни, получив предварительно „месяц счастья“ за счёт казны (когда удовлетворялись их — стариков — любые желания).

Шутки-шутками, но удержать средний размер пенсий на уровне 40 % от средней зарплаты без накопительной добавки властям казалось невозможным. У нас с этой целью создали вторую пенсионную ступень. Первый блин получился не просто комом, а рассыпался в прах. Деньги переданные для накопления в нулевые годы пропали. Объяснение было простым — „кризис“! И хотя банки (при которых образовались пенсионные фонды) пережили кризис сравнительно легко — никто из них не подумал что-то вернуть участникам системы, а даже не извинился перед ними. Короли не извиняются перед презренным плебсом. После того конфуза несколько лет пенсионная обязаловка не работала. А когда власть и банки сочли, что шок прошёл — начали „с центра поля“: 2 % от всех заработков берут у работников плюс 4 % перечисляет государство. И далеко не все понимают, что государство снимает эти суммы из денег, перечисляемых работодателем в государственный пенсионный фонд. Чтобы оценить эффективность второй ступени, я нашёл молодого человека, за которого в обязательном порядке с февраля 2010 года осуществляются платежи во II ступень. Брутто-зарплата его с тех пор и доныне около 1000 евро в месяц. По состоянию на 10 сентября с. г. на пенсионном счёте у него оказалось примерно столько денег, сколько за те же 9,5 лет образовалось бы в тумбочке, откладывай он туда 6 процентов от зарплаты. Причина столь скромного результата понятна. Во-первых, себестоимость системы высока (она почти съедает полуторапроцентную часть платежа). Во-вторых, деньги инвестируются в устойчивые, но низкодоходные финансовые инструменты.

Почти все молодые люди, с которыми удалось поговорить на тему обязательности пенсионных накоплений, полагают, что сами они лучше бы распорядились своими деньгами. Но противники отмены „обязаловки“ считают, что молодёжь не дооценивает опасности снижения основной доли пенсий из-за изменений в возрастной структуре общества.

Так ли страшен демографический чёрт?

Разговоры о демографическом апокалипсисе серьёзными экономистами оцениваются как фейк. Число пенсионеров, действительно, ежегодно растёт, но быстрее растёт число рабочих мест. Из налоговой статистики (составляемой на основе деклараций и потому самой точной) видно: с 2010 года число получателей зарплаты у нас выросло с 524 134 человек до 585 395 во II квартале 2019 года. А медианная зарплата рванула с 620 евро до 1156 (!). Пенсионеров стало тоже больше, но темп их увеличения намного ниже.

За основу беру 2010 год потому, что в кризисные 2008–2009 годы наша экономика окончательно деиндустриализировалась и теперь развивается в качестве постиндустриальной (называемой также экономикой услуг либо экономикой знаний). У нас к 2018 году по сравнению с 1992 доля промышленности упала более, чем вдвое, а сельхозпроизводство вовсе почти в 5 раз. Но в три раза выросла доля услуг (в том числе ИТ-услуг). Для такой экономики характерны новые закономерности и совершенно иная структура общества.

Исчезает средний класс. Ведущим (и высокообеспеченным) становится (по формулировке американского социолога Флориды) „креативный класс“, создающий новые (в основном нематериальные) ценности за счёт творческого труда. Его доходы в разы выше медианной зарплаты. Далее идут работники госслужб с доходами на 20–50 % выше медианной. Затем малообеспеченные работники (с оплатой ниже медианной, но выше минимальной) и, наконец, нищающий прекариат с оплатой около 500–600 евро (то есть ниже уровня бедности). В „экономике знаний“ взрывным образом растёт число „работающих бедных“ (их чаяния впервые озвучили „жёлтые жилеты“ во Франции) в немалой степени потому, что каждый пожилой человек (даже работающий) требует несколько новых рабочих мест в сфере медицины и социального обеспечения. Растёт число работающих в образовании. Откуда берутся дополнительные работники? Они приезжают в связи с открытием рынков труда. Мир идёт в новую систему движения рабочей силы и новых форм организации труда. Представления о национальных рынках труда как замкнутых системах — удел вчерашнего дня.

Не говоря уже о том, что государственная обязаловка (пусть и порождённая заботой о пожилых людях) напоминает лозунг „железной рукой загоним человечество к счастью“. По всем этим причинам дни второй пенсионной ступени в её нынешнем виде для Эстонии сочтены. Правящая коалиция получит в результате немало молодых сторонников. Учтём также, что даже маленький приток живых денег в экономику благо. Недавний руководитель Федеральной резервной системы США Бен Бернанке как-то сказал: „Захотим быстрого экономического роста, будем доллары бросать с вертолёта“ (чтобы увеличить покупательский спрос). А у нас всего лишь разрешат забрать средства с накопительного счёта. Но... „хоть шерсти клок“.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 02.10.2019


Читать полностью...



Круг помощи бухгалтерам с разным опытом работы:

Журнал «Налоги и бухучёт» 24 номера в год. Подписчики имеют право Получать скидку 15 % при оплате семинаров по актуальным проблемам бух- и налогового учёта Получать скидку 50 % при оплате книг и приложений к журналу по отдельным вопросам Бесплатно участвовать в интерактивных консультациях по вторникам с 12:30 до 14:00 Получать скидку при оплате за переводы законов и инструкций СБУ Бесплатно получать телефонные консультации аудитора по четвергам с 10:00 до 12:00 Курсы для начинающих или имеющих перерывы в работе, а также курсы обучения бухгалтерскому учёту
OÜ Kardis является партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице
Бухгалтерам, имевшим большой перерыв в работе, а также специалистам с небольшим опытом работы, предпринимателям, желающим разобраться в бухучете собственной фирмы, а также тем, кто хочет освоить профессию бухгалтера: пояснения программ, порядок действий, контактные данные
OÜ Kardis on Eesti Töötukassa koolituskaardi koostööpartner
Raamatupidaja täiendkoolitus: koolituste kava ja sisu ja metoodilised selgitused

Последние добавления в платную зону:

Декларация TSD

Закон о пресечении отмывания денег и финансирования терроризма

Закон о подоходном налоге

Постановления по применению ЗНСО

Журнал «Экспресс-консультация» № 2
Квартирное товарищество: проблемы и решения
Подпишитесь на журнал „Налоги и бухгалтерский учёт. Экспресс-консультация“. Станьте подписчиком за 2 минуты!

Вы 3268581-й посетитель этого сайта

+372 645 2257, 645 2258, 645 9268, 641 8265
© 2011—2018, OÜ Kardis