Приглашаем коллег-бухгалтеров принять участие в ближайших семинарах:
29.08
понедельник
16:30—19:45 Заработная плата, средняя, отпуск...
ведут Елена Коростелёва и Тимур Скоряк
07.09
среда
10:00—16:00 Налоговые риски 2016—2017
ведут Владимир Вайнгорт и Тимур Скоряк
09.09
пятница
11:00—17:30 В Нарве.
Курс по трудовому праву (1-й день)
ведут Тимур Скоряк и Елена Коростелёва
14.09
среда
10:00—14:00 НСО при сделках в ЕС, принуждение к соблюдению правил
ведёт Елена Коростелёва
16.09
пятница
11:00—17:30 В Нарве.
Курс по трудовому праву (2-й день)
ведут Тимур Скоряк и Елена Коростелёва
16.09
пятница
11:00—15:00 В Нарве.
НСО при сделках в ЕС, принуждение к соблюдению правил
ведёт Елена Коростелёва
Хотите стать бухгалтером? Обращайтесь в „Кардис“! Бухгалтерские курсы по 80-часовой программе Курсы бухгалтеров
„Кардис“ проводит курсы начинающих бухгалтеров по вечерам, курсы повышения квалификации бухгалтеров — утренние и вечерние, отдельные семинары по бухучету и налогообложению.

Мы являемся официальным партнером Кассы по безработице. Мы постоянно аттестованы Министерством образования и науки, и наши слушатели гарантированно получают возврат подоходного налога (20 %) от стоимости обучения, при условии заполнения налоговой декларации (если они сами оплачивают обучение, а не учатся от кассы безработных или от своей фирмы).
Новости

Школьные каникулы в наступающем 2016/2017 и 2017/2018 учебных годах


Пишет Елена Коростелёва 2016-08-29

Даты школьных каникул работодателям важно знать для планирования отпусков работников. Поскольку на 2016 год графики отпусков уже составлены, эта информация будет важна для тех работодателей, работники которых пишут заявления об отпуске и, предупредив за 14 календарных дней, могут считать, что возражений не последует.

Итак, напоминаем, что в 2016/2017 учебном году постановлением Министра образования и науки установлены следующие даты школьных каникул:

1. осенние каникулы 22 октября — 30 октября 2016 г.;
2. зимние каникулы 23 декабря 2016 г. — 8 января 2017 г.;
3. весенние каникулы 18 марта — 26 марта 2017 г.;
4. летние каникулы (за исключением выпускных классов) 7 июня — 31 августа 2017 г.

Действует еще положение, что по предложению директора и с согласия попечительского совета в школе могут быть установлены иные даты каникул с учетом, что каникул в учебном году должно быть не менее 4 общей продолжительностью не менее 12 недель.

В пресс-релизе министерства от 24.08.2016 сказано, что министр Юрген Лиги подписал постановление о введение в следующем, 2017/2018 учебном году учебного года с пятью каникулами для более равномерного распределения учебной нагрузки. А именно, вводится, как, например, в Финляндии, лыжная неделя в феврале, чтобы весенняя усталость не сказывалась на успеваемости и здоровье учеников, а в целом семья смогла бы больше времени проводить вместе. Кроме того, в Эстонии один из наиболее коротких по продолжительности учебных годов из стран ОБСЕ, поэтому эстонские дети учатся более напряженно, а значит, усталость накапливается быстрее.

Установленные постановлением школьные каникулы на 2017/2018 учебный год таковы:

1. осенние каникулы 21 октября — 29 октября 2017 г.;
2. зимние каникулы 23 декабря 2017 г. — 7 января 2018 г.;
3. лыжные каникулы 23 февраля — 4 марта 2018 г.;
4. весенние каникулы 21 апреля — 1 мая 2018 г.;
5. летние каникулы (за исключением выпускных классов) 12 июня — 31 августа 2018 г.


Читать полностью...



Бюджет растёт и крепнет год от года


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-08-24

И цифры роста впечатляют. За нынешнее первое полугодие поступления налогов в эстонскую казну увеличились на 7,8 % в сравнении с таким же прошлогодним периодом. Такой темп роста держится уже несколько лет. За 2015 год налоговые поступления выросли на 7,3 % (к 2014 году). В 2014 рост был даже на 8,2 %. При этом остальные макроэкономические показатели вроде бы таких темпов роста не имели. Что происходит с налогами?

Главный источник денег для бюджета — налог с оборота. Если не учитывать поступления от социального налога (которые идут строго в два страховых фонда: пенсионный и больничную кассу), то налог с оборота даёт почти треть всех налоговых платежей. В нынешнем году за 6 месяцев его поступление выросло на 3,4 %. Зато в 2015 году рост был 9,5 %, в 2014 — 9,4 %.

Рекордный рост в нынешнем году в размере 16,5 % обеспечили акцизы (что было ожидаемо в связи с бешенным увеличением их ставок). Один только акциз на алкоголь рванул на 21,4 % роста.

Но самое интересное происходит с поступлениями подоходного налога. Они нынче неожиданно выросли на 15,6 %. В прошлом году рост составлял 9,3 %. И в 2014 к 2013 году рост был 9,0 %. Интересна структура происходящего роста этих налоговых поступлений. Увеличение поступления подоходного налога с физических лиц составило за 6 месяцев 2016 года на 5,2 % против прошлогоднего уровня. Зато с лиц юридических — на 21,5 %. Такая тенденция наметилась уже в прошлом году, когда сбор налогов с физических лиц даже снизился (по отношению к 2014 году) на 4,5 %, а по юридическим лицам рост составлял 23,1 %. До того картина была обратная. От физических лиц поступило в 2014 году на 12,6 %, а от юридических — на 5,5 % больше, чем в 2013 году.

Хотя, казалось бы, как раз налоговые платежи от выплат физическим лицам должны были расти быстрее, поскольку ежегодно за последнее время увеличивался размер минимальной зарплаты: на 10,93 % в 2014 году; на 9,86 % в 2015 и 10,26 % в 2016. Ещё поразительнее низкие темпы роста поступления социального налога: на 6,8 % в 2016 году; 7,2 % в 2015; 7,8 % в 2014. При том, что размер установленной законом зарплаты для расчёта социального налога вырос на 9,9 % в 2016 году; 10,94 % в 2015 году и 10,34 % в 2014.

Разгадку искать не долго. Причина радикального роста подоходного налога с юридических лиц и незначительного увеличения того же налога с лиц физических составляет „секрет Полишинеля“: при первой возможности трудовые договора заменяются договорами подряда, где исполнителем выступает „фирма“ с одним собственником, который в одиночку исполняет работу, и он же выступает единственным членом правления. При этом облагаемых социальным налогом выплат либо вообще нет, либо они в пределах необлагаемого дохода. Реальные деньги платятся в форме дивидендов. Самые ушлые ещё и немалую долю личного потребления оплачивают через фирму. И все эти ухищрения ради ухода от социального налога.

О чём эта цифровая мозаика свидетельствует? Прежде всего, о неблагополучии с налогообложением труда. Когда массово целый предпринимательский слой „химичит“, это не свидетельствует об их низкой социальной ответственности. Просто т. н. малое и среднее бизнес-сообщество не „тянет“ нынешнюю налоговую нагрузку. А законодатель дал механизм, как уйти от социального налога (которым, как известно, дивиденды не облагаются). Пользуются этой возможностью не только широкие бизнес-круги малого бизнеса. Не брезгуют этим часто-густо и вполне солидные предпринимательские структуры.

У создателей нашего налогового права периодически возникают идеи дифференциации „пассивного“ и „активного“ управленческого труда, чтобы под социальный налог подвести хоть часть дивидендов. Но даже если это удастся — не произойдёт ли с миром бизнеса то же, что вышло с переориентацией потребителя эстонской водки на латвийскую?

Скорее всего, надо радикально менять идеологию наличия „податного сословия“ (из лиц, живущих на зарплату) и создавать новую схему налогообложения. Нынешняя её простота — точно „хуже воровства“. Что и отразила налоговая статистика.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  17.08.2016


Читать полностью...



Между нами, европейцами, говоря


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-08-24

Удивительна реакция нашего общественного мнения (по крайней мере, отразившаяся в СМИ) на выход Великобритании из Евросоюза. Преобладает холодное любопытство, в лучшем случае. А то и сочувствие британским евроскептикам. Между тем, в нашем положении стоило бы активнее волноваться по этому поводу.

Цена „брекзита“ для стран Восточной Европы

Начнём с того, что бюджет Евросоюза после ухода из него Англии худеет на седьмую часть (почти на 15 %). А так как уходит страна-донор — понятное дело — Еврокомиссия вынуждена будет пересмотреть финансовую помощь государствам Восточной Европы (нам, в том числе), а также темп финансирования крупных проектов (вроде строительства железной дороги через страны Балтии, например). Может оказаться, что и поддержка таких проектов, как перекладка сетей в центре Нарвы и устройство променада над рекой Наровой вряд ли повторятся в других наших городах.

Многое в этом смысле зависит от того, как долго Евросоюз простоит на нынешней, исторически для него значимой, развилке. Одна дорога ведёт к ускоренной интеграции и заметному сокращению государственного суверенитета для стран — членов ЕС. Берлин и Париж уж точно постараются, чтобы референдумы по вопросу „быть или не быть“ больше нигде не проводились, а Евросоюз превратился бы в „Соединённые Штаты Европы“. Но не закрыта и другая дорога, когда роль наднациональных структур не будет расти, а принятие стратегических инициатив, чем дальше, тем больше потребует консенсуса. Например, во всём, что связано с миграцией. Очевидно, именно из решений ЕС по этой проблеме выросло раздражение жителей Альбиона, завершившееся уходом из Евросоюза. Германо-французское понимание европейских цивилизационных ценностей диктует политику принудительных квот на приём беженцев для стран ЕС и вывода проблемы из компетенции правительств этих стран. „Ценности“ эти абсолютно совпадают с расчётами о необходимых промышленно развитым странам Европы рабочих руках и количестве налогоплательщиков (иначе некому содержать стремительно стареющее их население). Даже нашей небольшой экономике по расчётам, например, Союза предпринимателей Эстонии требуется ежегодный приток работоспособного населения численностью около 5000 человек. Но никуда не деться от того, что коренное население приезжих не любит. Не потому, что они создают конкуренцию на рынке труда, а из-за того, что они иначе выглядят, говорят и даже думают. Иррациональная ксенофобия оказывается сильнее рациональных соображений. Оценивая „брекзит“, нобелевский лауреат Пол Кругман сказал редактору „New York Times“, что „в долгосрочной перспективе результаты выхода Британии из ЕС будут плохими не только для большей части её населения, но и подавляющего большинства населения стран ЕС“. А урок из этого референдума, по его мнению, в том, что „такова цена пренебрежения людьми“. Он говорит: „Нужно людям объяснять. Нужно обосновывать... Избиратели Великобритании допустили ошибку, но просто читать им нотации, давая понять, что они тупицы — неудачная политика“.

Не надо быть нобелиатом, чтобы понять: или правительства стран ЕС смогут объяснить своим народам неизбежность интернационализации жизни, или правые евроскептики, сыграв на почти первобытном национальном жлобстве, разорвут Евросоюз.

Улыбка Чеширского Кота

Напомню: Чеширский Кот — персонаж „Алисы в Стране чудес“, умеющий растворяться в воздухе, оставляя на прощание лишь вполне видимую улыбку. В ситуации с „брекзитом“ после исчезновения Англии из Евросоюза подобно улыбке кота останется... английский язык. Официальными языками Евросоюза являются языки стран-членов, а также больших этноязыковых общностей, существующих на территории ЕС. Великобритания из пространства ЕС исчезает как Чеширский Кот, но как быть с английским? Рациональное решение: прекратить использовать его в делопроизводстве и других сферах европейской жизни. Но можно ли такое решение себе представить?

За всепроникающим английским не только Англия, но и США (не участник ЕС). И хотя есть Мальта с государственным старо-английским языком, тем не менее, может случиться, что только родного и английского окажется недостаточно, например, для бесплатного обучения в университетах Евросоюза. Может быть, самое время ориентировать наши школы также на немецкий и (как второй иностранный) французский? Кстати, появляется шанс (с учётом языковых подвижек) поговорить об официальном статусе в ЕС русского языка (учитывая концентрацию его носителей в странах Восточной Европы). Конечно, надо дождаться подписания всех „выходных бумаг“ разводящихся сторон и урегулирования отношений, хотя бы в сфере образования, а также информатики, но сложности в этом деле уже видны. Даже если языком межнационального общения в Европе и останется английский, вряд ли его знание поможет сотням (а может и большему числу) выходцев из Эстонии, работающим сейчас в Британии. Куда им придётся податься?

Улыбкой кота из сказки Кэрролла станут также многие европейские контракты, поскольку ожидаемое падение курса британского фунта заметно скажется на конкурентоспособности многих товаров и услуг. Тем более, освободившись от страхов и предубеждений ведущих европейских компаний, Британия, скорее всего, немедленно подпишет Атлантическую хартию о свободной торговле с Америкой. И ещё одна новость в международной торговле вполне возможна. Боязнь распространения бациллы ухода из рамок ЕС может заставить Германию и Францию ослабить давление на страны юга Европы по части антироссийских санкций. Кстати сказать, не так уж мало давление крупного бизнеса в том же направлении и в самой Германии, а также во Франции. Если это произойдёт у нашего бизнеса (особенно производителей сельхозпродукции), жизнь станет ещё тяжелее.

Судя по печати, недавно наш премьер-министр сказал, что в уходе туманного Альбиона виноваты его политики, за последние годы сказавшие немало лишних и несправедливых слов в адрес единой Европы. Наверное, он прав. Но кто бы подсказал ему, что и в Эстонии политиками говорится много лишнего и по отношению к иноязычным жителям страны и по поводу роста числа мигрантов. Как бы ни пришлось, вроде английских лидеров, „отвечать за базар“.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от  17.08.2016


Читать полностью...



16 августа, во вторник, в 16:00 состоится встреча в Бухгалтерском клубе „Кардис“


Пишет Тимур Скоряк 2016-08-11

Клуб бухгалтеров «Кардис» Тема: „Все о изменении порядка возврата работодателю соцналога с выплат инвалиду“

Рассказывает Елена Коростелёва, юрист.

В ходе лекции будет детально разъяснены причины перевода этой компенсации в ведение Кассы безработных, рассказано о новом понятии — степени (коэффициенте) трудоспособности. На экране лектор покажет, как член правления, у которого есть работник-инвалид, должен зарегистрировать себя на сайте Кассы безработных и затем передать права бухгалтеру, и как подается ходатайство дигитальным документом с электронной подписью (только так). Мы разъясним, в каких случаях возникает право на компенсацию соцналога с выплат инвалиду и как отражать всю эту историю в налоговой декларации.

После заседания — ответы на вопросы, общение с коллегами.


Читать полностью...



Засудили налоговый формализм


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-08-10

Даже малоопытный бухгалтер твёрдо знает: чтобы вернуть уплаченный налог с оборота, как минимум, необходим счёт в точности соответствующий требованиям 37-й статьи Закона о налоге с оборота (статья так и называется — „Счета“). В ней перечислено десять обязательных признаков, отражённых в счёте (или заменяющем его документе). И если что-нибудь из этой десятки отсутствует — прощай надежда на возврат уплаченного налога.

К этой простой зависимости так привыкли, что вряд ли кто из практикующих бухгалтеров рискнул бы продекларировать налог к возврату, имея на руках только подтверждение платежа и нотариально заверенный договор на покупку недвижимости (цена сделки содержала НСО). И, тем не менее, кто-то именно так поступил. Надо ли говорить, что, узнав об этом, налоговая служба сочла требование о возврате налога наглым нарушением закона (поскольку нет счёта, нет номера регистрации налогообязанным продавца и, наконец, нет цены товара без налога, а также не указан размер налоговой ставки).

Разное понимание соблюдения норм закона налогоплательщиком и налоговым управляющим стало предметом судебных разбирательств. Первая и вторая судебные инстанции взяли сторону налоговиков. Но громом среди ясного неба прозвучало решение Государственного суда, отменившего ранее принятые судебные решения и удовлетворившего иск бизнеса против налогового решения НТД.

Текст вердикта Высокого суда поначалу не предвещает конечного громового раската. Суд на первых страницах дотошно и в полном объёме приводит все десять требований к информации в счетах. Затем осторожно замечает, что эта информация может извлекаться из нескольких документов. Например, из договоров, накладных, актов передачи товаров, а также из квитанций и платёжек (конечно, в налоговом учёте должны быть ссылки на эти документы с точной адресацией: где о чём сказано). Дальше Госсуд цитирует одно из решений Европейского суда, где подчёркивается, что „в первую очередь счёт должен позволять установить лиц, составивших счёт и однозначно понять характер оказанной услуги“. А завершается решение суда поразительным для нашей практики утверждением, что „формальные недочёты в счетах не дают права НТД запрещать зачёт включённого НСО“. И, переходя к конкретному спору, Государственный суд счёл, что данные нотариального договора купли-продажи позволяют с достаточной ясностью для целей налогового учёта установить и проверить обстоятельства сделки: в договоре указана стоимость недвижимости с НСО, а значит легко высчитать и сумму без налога с оборота и убедиться в правильности ставки в 20 %. Тем более, применить иную ставку в сделке с недвижимостью просто невозможно (поскольку в законе иные ставки „привязаны“ к очень короткому перечню сделок). Номер налогообязанного продавца — подчёркивает суд — легко узнать, отправив простой запрос в базу данных НТД, что позволяет также убедиться в существовании юридического лица. Суд также подчеркнул, что в Эстонии достаточно знать наименование и регистрационный код внесённого в регистр юридического лица, чтобы второй участник сделки был достоверно установлен. И, наконец, суд счёл особенно важным, что оборот состоялся по нотариально заверенной сделке. А это означает, что нотариус установил правоспособность сторон и проверил полномочия представителей. То есть, по поводу конкретной сделки есть даже больше сведений, чем видно из счёта.

Кроме интерпретации фактов, связанных со сделкой, Госсуд высказал интересную для налогоплательщиков точку зрения о том, что даже если налогоплательщик не был прилежен в отношении к счёту — нельзя в качестве наказания использовать невозврат уплаченного НСО. И хотя у нас не прецедентное право — решение, о котором идёт речь — безусловно, будет влиять на рассмотрение споров между налогоплательщиками и налоговым управляющим по такого рода делам в судах первой и второй инстанции. Не говоря уже о выборе позиции самого НТД. Хорошее получилось решение не столько по форме, сколько по смыслу отношения к элементам налогового учёта.

Хотя... не так уж трудно было, наверное, оформить и счёт по правилам. Не правда ли, коллеги?

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  03.08.2016


Читать полностью...



Еврокомиссия регулирует налоги


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-08-03

17 июня министры экономики и финансов стран Евросоюза договорились о принятии Еврокомиссией директивы, направленной против уклонения от налогов. Эта договорённость — важная веха на пути унификации налогового права в Евросоюзе. До сих пор Еврокомиссия регулировала, в основном, только проблемы налога с оборота (в большинстве стран — налога на добавленную стоимость), а нынешнее июньское решение — первый шаг к интеграции систем обложения налогом дохода предприятий. Некоторые из намеченных Еврокомиссией мер непременно найдут отражение и в нашем Законе о подоходном налоге. Правда, случится это не скоро, так как срок приведения национальных налоговых законов к принятым евросоюзовским требованиям — начало 2019 года.

И, тем не менее, целесообразно уже сейчас принимать решения с оглядкой на эти правила. Прежде всего, многих коснётся регулирование через налоговый учёт кредитного процента. Или, как его назвали в документе ЕС, „излишнего процента“. Речь идёт о распространённой схеме ухода от налога путём завышения процента при кредитовании коммерческими структурами одной страны коммерческих структур другой. Еврокомиссия предлагает установить условием для вычета из прибыли кредитного процента достаточную прибыльность предприятия, а размер вычета ограничить процентом не превышающим 30 % прибыли (до вычета из неё процентов, налогов и расходов). Всё, что выше, предлагается считать „излишним процентом“, не подлежащим вычету из налогооблагаемой базы. Для Эстонии это правило придётся, по-видимому, сильно модифицировать, возможно отнеся „излишний процент“ к расходу, не связанному с предпринимательством, учитывая, что прибыль у нас вообще налогом не облагается и потому налогооблагаемая её часть не формируется.

Соглашением стран ЕС по введению новой директивы в части „излишнего процента“ установлено, что у государств ЕС есть право не распространять новую норму на кредитные договора, заключённые до 17 июня 2016 года. То есть, часть кредитного процента может стать у нас налогооблагаемым расходом очень скоро.

Ещё одна возможность ухода от налогов перекрывается введением во всех странах Евросоюза т. н. выходного налога. Суть его в том, что под налогообложение попадёт любой вывод имущества из страны. При этом, для государств, где облагается подоходным налогом прибыль, предусматривается надзор налогового управляющего за тем — не применялась ли для вывозимого имущества ускоренная налоговая амортизация. Для наших условий (пока освобождение прибыли от налога сохраняется) контроль темпа амортизации не существенен. Но вывод имущества бывает. И налог на это, явно, появится.

Новая директива вводит в налоговый учёт понятие „подконтрольное иностранное коммерческое объединение“. Имеется в виду, что если у налогоплательщика одной из стран Евросоюза есть в другой стране коммерческая структура, находящаяся под его контролем, то такая структура должна рассматриваться в налоговом учёте страны, где находится контролирующий налогоплательщик (даже если в этой стране подконтрольное ему предприятие никакой деятельности не ведёт). „Подконтрольной“ будет считаться структура, более 50 % капитала которой принадлежит налогоплательщику другой страны. Так же структура „подконтрольна“, если право получать более 50 % прибыли принадлежит налогоплательщику другой страны. Условием реализации этой нормы является уровень налоговой ставки в стране, где реально работает предприятие. Налогообложение подконтрольной структуры возникнет, если налоговая ставка в стране деятельности на 50 % ниже эффективной ставки в стране контролирующего структуру налогоплательщика. В Эстонии нечто похожее действует по отношению к офшорам.

В директиве ЕС имеется ещё несколько норм, закрывающих лазейки по уходу от подоходного налога. Но рассказать о них в одном-двух абзацах не получится.

Министерству финансов Эстонии предстоит до конца нынешнего года выработать свои варианты реализации евросоюзовских решений. Но для серьёзных предпринимателей есть смысл уже сейчас разобраться в перспективах общеевропейского налогового регулирования. Сделать это несложно, поскольку по некоторым его аспектам уже имеются комментарии руководителей Минфина и специалистов.

Самое в этом деле важное: сделан первый шаг к общеевропейской борьбе с уходом от налогов. И уже по принятым решениям понятно, что играть с налогами, используя разницу в законах отдельных стран единого европейского экономического пространства становится опасно.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  27.07.2016


Читать полностью...



Неужели все воры?


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-07-27

Почти сотня тысяч эстонских юридических лиц подаёт ежемесячно декларации о выплатах физическим лицам. Среди получателей денег есть члены правлений, количество которых, наверное, никак не меньше количества фирм. Даже если не везде платят за участие в правлении, то надо учесть, что во многих фирмах в правления входит далеко не по одному человеку. Если ещё добавить получающих деньги за участие в советах, то цифра получится впечатляющая. И если не все они, то очень многие болеют (хотя бы раз в году).

А теперь, как говорится в одной популярной телепередаче, внимание — вопрос: сколько членов руководящих органов юридических лиц в случае болезни нарушают Закон о медицинском страховании?

Законодательный кроссворд

В этом законе, есть двадцать пятая статья, где перечислено шесть видов „денежных возмещений по медицинскому страхованию“, среди которых на первом месте стоит „возмещение по временной нетрудоспособности“. А в пятидесятой статье того же закона разъяснено, что такое возмещение — „это денежная компенсация, выплачиваемая Больничной кассой на основании листка нетрудоспособности застрахованному лицу, которое в связи с временным освобождением от выполнения трудовых или служебных обязанностей... не получает дохода, облагаемого социальным налогом“.

Формулировка эта легко применима к работающим по трудовым договорам с повремённой или сдельной оплатой труда. Проболел полмесяца: получил половину оклада (или потерял половину сдельщины). С девятого дня большую долю потери компенсирует Больничная касса. Но применительно к членам правлений норма „буксует“. Оплата члену правления не привязана ко времени или объёму работы. Тем более — оплата членам советов. И часто-густо пропорционально дням, на которые выдан больничный лист, такая плата не уменьшается. А раз потери дохода нет, то (в соответствии с нормой закона) Больничной кассе нечего компенсировать. И там, где член руководящего органа юридического лица получает компенсацию от Больничной кассы без снижения заработка — закон нарушен.

Разговоры, что работа в правлении и в совете не может быть разнесена по дням и часам, а потому оплата за такой труд не может быть уменьшена за дни болезни — абсолютно справедливы, но к вопросу получения компенсации от Больничной кассы отношения не имеют, поскольку законодатель чётко сказал: нет потери дохода — нечего компенсировать! Получайте установленную оплату и в Больничную кассу не обращайтесь.

Однако жизнь всегда сложнее чёрно-белого подхода. В рассматриваемой ситуации сложность возникает, если человек получает доход в разных местах и по разным поводам. Например, я знаю полицейского, который избран в правление квартирного товарищества, где получает несколько сотен евро в месяц. В случае болезни на основании больничного листка в полиции ему уменьшает выплату, а потерю (в пределах закона) компенсирует Больничная касса. Бухгалтерия квартирного товарищества больничный лист „не подаёт“ и не учитывает при выплате за членство в правлении. Но, поскольку теперь схема взаимоотношений застрахованного лица, источников его дохода и Больничной кассы выстроена таким образом, что расчёт суммы компенсации по больничному листку ведётся от общих доходов человека, обложенных социальным налогом, то независимо от того — учитывается больничный лист при оплате за членство в правлении (то есть, снижается ли такая оплата) или нет — она войдёт в расчёт компенсации, а значит (внимание!) будет нарушен закон. Можно ли считать, что главный нарушитель — сам больной? Формально — да. А по существу — нарушитель, конечно, законодатель, который не предусмотрел механизма увязки компенсации и разнородных по экономической сути выплат.

Хотите быть честным?

Представим ситуацию, когда больничный лист выдан человеку, получающему повременную зарплату и, кроме того, получающего деньги за участи в двух советах разных юридических лиц. Давайте далеко не ходить, а возьмём для примера членов парламента, многие из которых находятся ровно в такой ситуации. В парламенте, наверное, за время болезни им как-то уменьшают плату (хотя, точно этого механизма не знаю). Но как они добиваются, чтобы в расчёт компенсации не включали выплаты за членство в советах?

Один большой специалист в юриспруденции по этому поводу даёт совет: написать заявление в Больничную кассу — мол — одну выплату учитывайте, а две не учитывайте. Интересно, куда автора заявления пошлют работники кассы? Такой алгоритм в их программы не заложен. По-видимому, проблему надо решать законодательно, предусмотрев разные схемы выплат по больничным листкам, отвечающие разным ситуациям, имеющим место быть в реальной жизни. Одна из таких ситуаций, например, касается депутатов местных органов власти, которым (как я установил по нескольким городам) пересчёт депутатской оплаты в связи с больничными листами не делается (что, наверное, правильно, поскольку депутатские заботы лежат на их плечах независимо от состояния здоровья). А с точки зрения закона о медицинском страховании депутаты подворовывают.

Но когда тысячи людей становятся нарушителями закона (проще говоря — грабят Больничную кассу, получая необоснованный доход), то всё-таки надо признать, что они без вины виноватые.

А теперь несколько практических советов: если кто-либо из уважаемых читателей является членом правления и, получив больничный лист, предъявляет его для получения компенсации без уменьшения выплат — то он нарушает закон. Требуется одно из двух: либо не предъявлять больничный к оплате и получать 100 % платы за членство в правлении, либо снижать доход и получать компенсацию. Но когда кто-либо из читателей окажется в ситуации получения денег из нескольких мест, где никто ничего пересчитывать в размере выплат не будет — всё-таки попробуйте написать в Больничную кассу соответствующее ходатайство. Интересно, что ответят? По крайней мере, будете защищены, если вдруг вам предъявят иск за ограбление этой самой кассы. А в том, что предъявят, сомневаться не приходится. Прецеденты уже есть.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от  20.07.2016


Читать полностью...



Звезды контрабанды


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-07-11

Уважаемые коллеги!

Вашему вниманию предлагается интересная статья, опубликованная в «Новой газете»:
«Звезды контрабанды».




Читать полностью...



Кому кормить пенсионеров?


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-07-06

Давайте разберёмся без эмоций, всхлипов и восклицательных знаков: какие тенденции развиваются у нас в соотношении возрастных групп: между работающим и уже, увы, неспособным трудиться населением? И какие от того возникают проблемы. Рассмотрим при этом только факты и ничего кроме фактов.

Занимательная демография

Вряд ли кого удивит известие, что в целом постоянных жителей в Эстонии становится меньше. Сокращение идёт постоянно на протяжении 25 лет и темп его нарастает, поскольку год от года растёт выезд из страны. Скажем, к началу 2015 года нас было 1312,2 тысячи, что почти на 4 % меньше чем на начало 2014 года. Основная причина — активизирующийся отъезд. Понятное дело, эмигрируют люди трудоспособного возраста. В результате к началу 2015 года в стране проживало 45 % жителей в возрасте 45 лет и старше, а тех, кому от 25 до 44 лет было только 28 % населения. Ещё меньшей была доля тех, кому от 15 до 24 лет — всего 11 %. Нет смысла приводить сравнительные данные за предыдущие годы. Их легко найти в доступных статистических таблицах, если кому-то захочется проверить утверждение, что население Эстонии стремительно стареет. При этом специалисты ставят под сомнение официальную статистику. Они полагают, что выезд в группе населения от 25 до 44 лет намного больше. Просто выезжающие на работу в близкие к нам страны не выписываются из регистра народонаселения.

Один из демографов приводит, например, такой факт: финские статистики утверждают, что в 2015 году у них в стране проживало 45 000 постоянных эстонских жителей. Но это почти столько, сколько по данным эстонской статистики выехало от нас во все страны Евросоюза за 10 лет (при том, что от 5 до 16 % эстонская статистика показывает выезд в разные другие страны). То есть, „в натуре“ реальный отъезд, как минимум, процентов на 30 больше отражаемого нашей статистикой.

Да и зачем нам статистика, если каждый читатель, наверняка, знает семью, откуда молодые люди уехали трудиться за рубежи Эстонии, а может и сам живёт в такой семье.

Свято место пусто не бывает

Эмигрантов в какой-то мере заменяют иммигранты, которые не отражаются статистикой в числе жителей Эстонии, поскольку пребывают здесь и работают по временным видам на жительство. Рост числа отъезжающих ведёт к росту количества иммигрантов. В 2012 году срочных видов на жительство и работу было выдано 835. В 2013 — 863. В 2014 — 1237. В 2015 — уже 1659. А в нынешнем году до 31 мая дано 635 разрешений, хотя миграционный сезон только начинается. Получают вид на жительство, в основном, специалисты: строители, сварщики, но также и предприниматели. В последние годы лидируют граждане Украины. В 2014 году их было среди получателей видов на жительство 710 (57 % от общего числа въехавших). За ними идут граждане России. В том же году — 173 человека (14 % от всех). Если украинцы — в основном бегут от войны и нищеты, то россияне — от нарастающего в их стране мракобесия. А получающие временный вид на жительство молодые россияне, которые приезжают к нам учиться, рассчитывают после завершения образования остаться в Евросоюзе (совсем не обязательно в Эстонии).

Если эстонская власть и дальше будет благоволить к иммигрантам из Украины, то они смогут заместить покидающих страну собственных жителей, ударившихся в бега. Проведённый в прошлом году солидной европейской компанией опрос выяснил, что больше половины жителей Украины хотели бы уехать оттуда. 15 % опрошенных готовы переместиться в другие страны, чтобы жить там „на постоянной основе“; 10 % хотели бы уехать до стабилизации положения на Украине; 36 % — с радостью бы уехали, но не видят реальной для того возможности. Евростат сообщил, что в 2015 году странами ЕС было выдано 303 тысячи видов на жительство гражданам Украины. То есть, было бы желание, и потребности экономики Эстонии в рабочих руках за счёт беженцев с Украины будут обеспечены. Плюс к тому появятся у нас (по обязательной квоте ЕС) иммигранты из зон бедствий. На 01.01.2016 в Эстонии действовало 168 100 разрешений на жительство гражданам самых разных стран.

Виды на будущее

Статистика эмиграции показывает, что в последние годы в движение пришли массы жителей из центральных сельских районов Эстонии. Сказывается т. н. оптимизация сельской жизни, в результате которой из зоны пешеходной или велосипедной досягаемости на селе исчезают почтовые конторы и столовые, банковские отделения и семейные врачи, школы. Следом исчезает вся социальная инфраструктура и соответствующие рабочие места. А, снявшись с места, сельские жители едут за пределы страны, где неквалифицированный труд по понятиям наших селян оплачивается хорошо. Тем более, городским специальностям они необучены.

В начале февраля Центральный союз работодателей опубликовал такой прогноз: в период до 2040 года Эстонии будет недоставать около 5000 работников ежегодно. Союз считает, что „дефицит рабочей силы не исчерпывается программистами, инженерами и другими специальностями, сегодня работодатели с трудом находят как квалифицированных, так и неквалифицированных работников“. Потому работодатели потребовали более гибкой иммигрантской политики, чтобы „обеспечить Эстонии достаточное число работников и налогоплательщиков на ближайшие десятилетия“. То есть, обратите внимание, работодатели — реальные люди и потому не ставят вопрос об удержании молодёжи в стране, поскольку не видят политических сил, способных осуществить „перелом тренда“. И впрямь, чтобы молодые „не делали ноги“, требуются принципиально новые решения. Во-первых, обеспечить трудоустройство молодых специалистов в соответствии с полученным образованием. Для чего нужен, как минимум, закон о первом рабочем месте, стройная система социальных лифтов, молодёжная жилищная программа. В нашей правящей коалиции даже разговоров об этом нет и потому бизнес надеется на иммиграцию. Но чтобы процесс замещения эмигрантов иммигрантами был эффективен тоже необходимы специальные программы и усилия. Проведённое не так давно Государственным контролем исследование трудовой миграции показало, что дела в этой сфере идут пока „ни шатко, ни валко“, сами собой.

Если мы хотим, чтобы обеспечение нынешних и тем более завтрашних пенсионеров шло от зарплат приезжих работников, то необходимо снижать этническую нетерпимость в обществе. Альтернатива проста: либо шляться в колоннах с факелами, демонстрируя против любых иммигрантов (при попустительстве властей), либо власти будут содействовать росту этнической толерантности в обществе. Пока Эстония в Евросоюзе занимает одно из первых мест по ксенофобии. В таком случае о нормальных пенсиях надо потихоньку забывать.

Строить современную пенсионную систему и одновременно укреплять моноэтническое государство в современной открытой миру, обеспечивающей передвижение всем и каждому, Европе не удастся.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от  29.06.2016


Читать полностью...



Возврат налога уплаченного в Евросоюзе


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-06-22

Судя по поступающим вопросам, наш бизнес волнует возможность получения обратно денег, потраченных командированными работниками в других странах Евросоюза на оплату налогов в составе цены, приобретённых ими услуг или товаров. Когда, например, член правления фирмы или кто-либо из её сотрудников поехал на служебном автомобиле по делам в какую-либо страну Евросоюза, оплатил там заправку автомобиля, проживание в гостинице и ряд других услуг. Из документов об оплате видно, что в каждом случае сумма оплаты включала налог с оборота той страны, где эти несложные финансовые операции происходили. Может ли эстонская налогообязанная по НСО фирма вернуть себе уплаченный налог? Однозначно ответить трудно. Поскольку, в общем случае, на основании Директивы Совета ЕС (принятой в 2009 году) уже начиная с 2010 года надо ответить „да“. Но в конкретных ситуациях ответ не так однозначен.

А поскольку деньги терять никто не хочет, есть смысл каждой эстонской фирме разобраться в этой истории целиком, а также в алгоритме действий, необходимых для возврата средств, потраченных на оплату налога в другой стране Евросоюза. Чтобы разобраться надо, во-первых, изучить инструктивный материал (подготовленный нашим Налогово-таможенным департаментом) „Новая система трансграничного возврата налога с оборота“ (перевод на русский язык имеется) и, во-вторых, разобраться с практикой применения норм пятой части тридцать четвёртой статьи Закона о налоге с оборота, а также с условиями возврата НСО в Эстонии налогообязанным других стран ЕС (тридцать пятая статья того же закона).

Зачем нам знать о возврате денег при оплате НСО в Эстонии? По той причине, что эстонский предприниматель может надеяться вернуть уплаченный им налог с оборота в другой стране Евросоюза только с оплаты тех приобретений, по которым возвращает налог Эстония его коллегам из других стран ЕС. Тут действует принцип „баш на баш“. И третье условие надо иметь в виду, что далеко не все страны Евросоюза исключают возврат НСО по одному и тому же списку сделок. То есть, Эстония может возвращать налог, а в интересующей эстонскую фирму стране ЕС по интересующей фирму сделке возврат может быть не предусмотрен.

Вернёмся к примеру, с которого начали: командированный эстонской фирмой работник уплатил в стране пребывания налог с оборота при покупке топлива для автомобиля и при оплате проживания в гостинице. По этим двум конкретным платам есть надежда получить обратно деньги только с уплаты налога за покупку топлива. А по налогу, включённому в гостиничный счёт, мы пролетаем, поскольку в этом случае Эстония не возвращает денег.

В инструктивных материалах о системе трансграничного возврата налога с оборота приведено девять видов услуг и приобретаемых товаров, по которым (в соответствии с девятой статьёй Директивы Совета ЕС) можно ходатайствовать о возврате (поскольку только по ним установлены коды для подачи ходатайств). Но, как уже мы выяснили, далеко не все они одинаково работают в разных странах Евросоюза. Например, исходя из практики подачи ходатайств, очень мало где можно получить деньги обратно по товарам и услугам, имеющим пятый код — „расходы на путешествие“ или шестой код — „размещение“.

Кроме того, есть ещё одно ограничение: минимальный размер возврата с оплат одного года. Он сильно колеблется в разных странах (данные об этом имеются в уже упомянутом инструктивном материале). Порядок представления ходатайств по возврату предусматривает их подачу в местную (свою) налоговую службу. Это несколько упрощает дело, поскольку кое-какие сведения можно узнать „дома“ и в самых очевидных случаях ожидаемого отказа, как говорят сейчас, „не париться“. Однако есть много ситуаций, когда ходатайство в Эстонии принимается, а из другой страны приходит отказ. При этом часто причиной является не соответствующее условиям возврата оформление первичных документов (счетов).

Но это уже техника дела, о которой (как и о сроках, формах подачи ходатайств и т. п.) подробно сказано в имеющихся нормативных документах.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  15.06.2016


Читать полностью...



Дьявол прячется в деталях


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-06-15

Повышение с начала нынешнего года величины безналоговых суточных было и остаётся новостью приятной для бизнеса. Но, неожиданно, когда дело дошло до её реализации, появились вопросы. Начиная с того, касается ли 15-дневное ограничение безналоговых суточных размером в 50 евро в течение месяца одной командировкой или можно складывать дни нескольких командировок одного работника?

По тексту закона судя, суммирование вполне допустимо. Более того, возможны различные комбинации. Например, работнику предприятия понадобилось весной съездить несколько раз в командировки: с 18 марта по 11 апреля; с 16 по 24 апреля и 29 апреля он уехал по делам до 21 мая. Сколько ему можно было платить суточных по 50 евро за эти месяцы? Считаем. В марте вышло 14 дней (18–31 марта). В апреле уплатили максимальные суточные за оставшийся день от мартовской командировки и 9 дней новой поездки (с 16 по 24 апреля). По 50 евро уплатили также за двое суток третьей командировки (29 и 30 числа), поскольку до того было использовано только 10 льготных апрельских оплат. А в мае работник дополучит по 50 евро за оставшиеся 13 суток. Почему не за 15? По той причине, что 15-дневная льготная оплата считается не только в пределах месяца, но и в пределах одной командировки. Но два дня из неё мы уже оплатили по максимуму в апреле. А могли бы все 15 льготных суток отнести на май? Нет, поскольку в тексте 1-го пункта 3-й части 13-й статьи Закона о подоходном налоге сказано, что без налогообложения 50 евро могут составлять суточные „за первые 15 дней зарубежной командировки“.

И ещё одно изменение по части суточных появилось, о котором часто забывают. В случае выплаты суточных больших, чем установленный законом безналоговый их размер, разница до 31 декабря 2015 года рассматривалась и облагалась налогом как специальная льгота. Теперь такой нормы нет (пункт 4 части 2 статьи 48 Закона о подоходном налоге с 01.01.2016 отменён). Следовательно, при назначении суточных, размер которых выше установленных льготных величин (в смысле налогообложения), разница облагается всеми налогами, как заработная плата. Но — в смысле Закона о трудовом договоре — зарплатой эта выплата не является и потому суммы эти не учитываются для расчёта средней зарплаты. В то же время эти деньги учитываются для расчёта пенсионных коэффициентов (поскольку выплата социального налога с них персонифицируется — в отличие от социального налога со специальной льготы).

Много вопросов вызывает также несложная норма пункта 1 прим 3-й части 13-й статьи Закона о подоходном налоге о безналоговых пределах суточных других стран, если место работы командируемого работника находится не в Эстонии, а в другой стране (в постановлении правительства по поводу командировок специально сказано, что для членов руководящих и контролирующих органов эстонских юридических лиц рабочим местом является то место на земле, где этот человек обычно исполняет свои должностные обязанности). Для наёмного работника рабочее место определяется трудовым договором. Отсюда следует, что если член правления постоянно живёт в Финляндии, то при командировании его в Эстонию (или куда угодно) необлагаемые налогом суточные равны величине, установленной в Финляндии (если там такая норма существует). Иногда бухгалтеры, для которых знакомство с правилами других стран проблемно (из-за незнания языков) спрашивают: „Нельзя ли применять всегда наши родные установления?“. Нет. Законодатель не сказал о возможности пользоваться или не пользоваться нормами других государств. По Закону о подоходном налоге это не право, а обязанность. Независимо от того, выигрывает при этом работник или проигрывает. Иногда возникают вопросы о компенсации страхования поездки (не столько права на её возмещение, сколько — её величины). В правительственном постановлении пределы не установлены и потому это вопрос договорённости.

И ещё одно важное обстоятельство, „незамеченное“ некоторыми бухгалтерами. Исчезли пределы безналоговых оплат размещения в командировке (!). Этот расход определяется исходя из финансового положения командирующей стороны или договорённостей между работником и работодателем. Кстати сказать, можно дать совет работникам, у которых (исходя из функциональных обязанностей) предстоят частые командировки — внесите в трудовой договор соглашение о том, за какие условия проживания в командировке работодатель платит. Например: „В командировке компенсируется проживание в отдельном номере гостиницы классом не менее четырёх звёзд“. И не будет потом необходимости спорить по этому поводу.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  08.06.2016


Читать полностью...



Охота к перемене мест и неизбежные налоги


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-06-08

Лето пришло. И значит — ехать надо! Неважно куда. Кому к воде и солнцу. Кому к памятникам истории и культуры. А кому родственников навестить. И всем (кто такую возможность имеет) желательно максимально переложить расходы на фирму. Без налогообложения. То есть, ехать в командировку.

Не станем рассматривать случай, когда в месте нашего личного интереса есть, действительно, дела касающиеся предприятия. Отметим только, что нынешним летом не в пример прошлому без налогообложения суточные можно платить до 50 евро и уже несколько лет нет жёсткого верхнего предела безналоговой платы за жильё. То есть, если дела имеются не совсем уж в гиблом месте, то поездка, например, вдвоём с такими суточными на одного и при счёте за номер, выписанный на работника, — может полностью состояться за деньги фирмы. Если место интересное и к рабочим дням будут пристёгнуты выходные (один день или оба), то вряд ли возникнут проблемы, тем более, что всегда можно объяснить ситуацию графиком поездов, самолётов, автобусов и наличием мест в них. Родственники могут жить в регионе, зоной рекреации не являющемся (в каком-нибудь Тейково около Иванова), и вряд ли к цели такой поездки будет повышенное внимание.

Проблемы могут возникнуть в двух случаях. Во-первых, если место командировки уж очень известно, как место отдыха. Во-вторых, когда командировка плавно переходит в отпуск и наоборот: отпуск — в командировку. Начнём со второй ситуации, поскольку она наиболее спорная в налоговом смысле. Есть на этот счёт две точки зрения. Одна изложена на сайте НТД таким образом: „Скажем, командировка в Италию заканчивается, а работник остаётся ещё на неделю в отпуске. Обратный билет уже не будет свидетельством оплаты возвращения из командировки, это будет платой за прибытие из отпуска. Работник не счёл возможным вернуться в означенный командировкой срок, который работодатель был обязан оплатить“.

Другую точку зрения исповедуют некоторые специалисты Союза налогоплательщиков, полагающие, что работодатель обязан компенсировать оплату проезда командированному работнику в оба конца и что нельзя ни при каких обстоятельствах „забыть“ его там, куда послали. А насчёт даты на билетах в законе ничего не сказано. Думаю — на самом деле — мы имеем известный „случай стакана“, когда для одних он полупустой, а для других „полуполный“. То есть, по одной точке зрения работник возвращается из командировки, по другой — из отпуска. Поскольку судебного прецедента нет, полагаю самое верное оплату поездки в один конец считать расходом фирмы, а плату за возвращение нет, то есть её не компенсировать или считать спецльготой (если за трансфер платила фирма). Недавно мы рассматривали такую ситуацию: член правления был предприятием командирован на три дня в Милан, где два дня из трёх ходил по выставке (тематически вполне связанной с его бизнесом). Затем остался на две недели проводить отпуск в тех же краях. Вместе с этим руководителем мы решили, что суточные за трое суток, гостиница за тот же период, оплата такси от аэропорта до гостиницы, плата за приём в номере руководителя родственного предприятия из Испании, плата переводчице за несколько часов (на время приёма) — всё это расходы фирмы. А с четвёртого дня — личные расходы, которые никому демонстрировать нет необходимости, так как работник пошёл в отпуск. Соответственно, обратный билет — стал тоже личным расходом. Хуже ситуация, если нет ясного и доказуемого повода ехать куда-то даже на три дня. Приведу другой пример. Руководитель предприятия приобрёл турпакет на 10 дней для поездки в Италию. В приказе на командировку вписал в качестве цели проведение трёх переговоров в тех городах, куда завезёт его туристический автобус. Время встречи с представителями итальянских фирм согласовали по интернету. Тематика встреч нигде не обозначена, а из имеющихся в сетях данных трудно понять, чем занимаются эти фирмы. То есть, деловой характер всей поездки, мягко говоря, под большим вопросом. И вряд ли хоть с одной из фирм появится договор.

Но и полностью отбросить факт встреч нельзя. Потому было бы правильно разделить расходы: в доле 3/10 считать их деловыми, а в остальном — личными (если при детальном ознакомлении с документами не выяснится, что сумма платы за турпакет предусматривает поездку двух человек, например). Особенно надо быть осторожными с такой целью поездки как „изучение опыта“. Если владелец таллинского кафе поедет на неделю в Ниццу „изучать опыт“, то вряд ли докажет связь расходов с предпринимательством. Можно длить примеры, но проще свести разговор к двум простым правилам: во-первых, надо всегда руководствоваться здравым смыслом в отношении целей поездок; во-вторых, расчётно определять долевое значение деловой части поездки и времени отдыха в общих расходах. И не жлобиться при этом.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  01.06.2016


Читать полностью...



Продажа земли с налогом и без него


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-06-01

Имеется в виду налог с оборота, который иногда обязательно возникает, а иногда может быть, а может не быть в случае продажи земельного участка. На обочинах разбегающихся от Таллина дорог часто мелькают рекламные щиты о продаже земли. С налогом или без него продаются участки — щиты не сообщают. Не только экономии рекламной площади ради, а иногда потому, что продавцы сами в налоговой ситуации не разобрались.

Казалось бы, в законе о налоге с оборота сказано однозначно, что оборот недвижимости или её части налогом не облагается, но „освобождение от налога не применяется... к земельному участку в значении Закона о планировании, если на нем не располагается строение“ (ст. 16 ч. 2 п. 3). Обстоятельства, определяющие исключение из общего правила можно считать шифром, который не всем понятен.

Мой коллега на этом законодательном казусе даже выстроил ловушку, задав бухгалтерам для самопроверки два очень похожих вопроса. Первый: „Налогообязанная по обороту фирма купила у частного лица участок земли, где нет ничего кроме зарослей дикого кустарника, но когда-то было поле. Регистровый статус земли с тех пор не менялся. Никаких согласований с местным самоуправлением на этот счёт не велось и не ведётся. Через два года фирма выставляет этот участок на продажу. Что с НСО?“

А во втором вопросе первое предложение ровно такое же, как в первом, но второе предложение немного меняется: „Прежним владельцем проделаны необходимые согласования с местным самоуправлением о назначении участка под строительство жилья“. И дальше та же концовка: „Что с НСО?“

Многие сочли вопросы полностью идентичными. Однако с позиций обложения сделки налогом с оборота между ними „дистанция огромного размера“. В первом случае применима общая норма закона, предусматривающая освобождение от налога с оборота сделок с недвижимостью и в том числе со свободными от построек участками, которые в понимании Закона о строительстве не являются „грунтом“. Поэтому владелец участка волен продать его без налога (действуя по основному правилу) или с налогом (поступив по исключительному правилу, требующему предварительного извещения Налогово-таможенного департамента). Если, исходя из своих расчётов, владелец обложит сделку налогом с оборота, то он должен будет сделать это по схеме „обратного налогообложения“.

Но никакой свободы принятия решения у владельца участка не будет во втором случае.

Статус налогооблагаемого продаваемый участок земли приобретает сразу же, как проведено согласование с местным самоуправлением назначения участка под какой-либо вид строительства. Участок стал „грунтом“ в понимании Закона о строительстве и при сделке с ним возникает обычный оборот по ставке 20 %. (То же по схеме „обратного налогообложения“.)

Например, на трассе Таллин—Нарва много объявлений о продаже земельных участков, но только на одном есть информация „утверждена детальная планировка“. Это означает, что продажа обязательно будет облагаться налогом с оборота. В остальных случаях об этом информация отсутствует, вполне возможно, по той причине, что продавцы не задумывались на эту тему из-за незнания особенностей Закона о налоге с оборота.

В связи с двусмысленным налоговым статусом земельных участков существует ещё один вопрос: как быть в случаях, если подано ходатайство о детальной планировке или о смене назначения земли? Очевидно, продавцу необходимо разобраться в какую сторону движется решение местной власти. А покупателю лучше не торопиться и подождать окончательного решения. Если, конечно, он не намерен на приобретаемом участке вечно картошку сажать.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  25.05.2016


Читать полностью...



Как экономить на воде?


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-06-01

Девичий контур в струях воды недели две украшал автобусные остановки в центре Таллина, смущая прохожих не столько картиной, сколько шокирующим рекламным слоганом: „Писай в душ!“. Такой рекомендацией нас призывали экономить воду (за счёт уменьшения её слива из унитазного бачка).

Цифры подтверждающие лозунг

Плодотворную идею рекламного плаката легко развить. Принимая душ можно заодно, например, посуду вымыть и мало ли, что ещё сделать, чтобы не расходовать воду в раковинах и унитазах. Потому что цена таллинской воды, действительно, запредельна, а данные о финансовом положении поставщика воды (фирмы „Tallinna Vesi“) шокируют любого мало-мальски разбирающегося в корпоративной экономике специалиста не меньше, чем находящийся на грани фола рекламный призыв.

Расположившаяся в первой десятке эмитентов Таллинской биржи торгующая водой фирма который год подряд с большим отрывом лидирует по размеру дивидендов на акцию. По итогам 2014 года доход на одну акцию составлял 0,9 евро (следующая за продавцами воды — строительная фирма „Merko“ обеспечивала доход на акцию в 0,41 евро, а третья — Таллинский дом торговли — 0,4 евро). За 2015 год „Tallinna Vesi“ снова даёт 0,9 евро на акцию, вторым идёт Таллинский дом торговли с 0,52 евро, а строители „Merko“ обеспечивают 0,51 евро.

При этом „Tallinna Vesi“ отправляет на дивиденды за 2015 год более 90 % всей полученной прибыли (!). Что невероятно для нормальной экономики. Тем более, для естественной монополии. И ещё раз — тем более — для предприятия, которое оказывает коммунальные услуги. То есть, по определению, нанятого коммуной — всеми горожанами, которых этот наёмный исполнитель нагло и откровенно грабит.

Ни одна другая структура в Эстонии не может позволить себе установить цены, обеспечивающие прибыль в таких размерах, чтобы на развитие бизнеса оттуда требовалось меньше 10 %. Говорят, Таллинская мэрия пыталась бороться с этими ценами, но — вроде — проиграла в судах. Говорят, неудачно был сделан исходный договор. Получить на этот счёт достоверные данные негде, но, в конце концов, это несущественно. Исправить положение невозможно только после публикации некролога, а в нашем случае и физические и юридические лица, участвующие в ограблении населения, слава богу, очень даже живы.

Кто произвёл их в генералы?

„Tallinna Vesi“ никому и ни в чём навстречу идти не собирается. Об их монопольных ценах мы поговорили. Но есть ещё одна проблема. Немало предприятий общепита, магазинов и фирм разных видов бизнеса находятся в жилых домах, где существуют квартирные товарищества. Монополисты смогли пролоббировать нормы законов таким образом, что всю расчётную часть отношений с реальными потребителями, а также работу с должниками совершенно бесплатно выполняют для водопродающей монополии квартирные товарищества. В результате чего предприятия, имеющие право зачитывать уплаченный налог с оборота с цены использованной ими воды зачесть не могут (между прочим, это двадцать процентов от всей суммы оплаты, поскольку счёт получают не от „Tallinna Vesi“, а от квартирного товарищества, что лишает фирму-плательщика права на зачёт налога с оборота). В аналогичной ситуации с „Tallinna Küte“, например, удалось договориться, что на основе разделительной ведомости между квартирным товариществом и расположенной в доме фирмой, монополист-поставщик тепла оформляет раздельные счета на товарищество и на каждую фирму имеющую возможность зачесть налог. А продавцы воды на переговорах брезгливо отвергали любые предложения на этот счёт (хотя и подписывалось ходатайство депутатом Рийгикогу). В результате имеющий право на зачёт уплаченного налога с оборота, например, ресторан (или кафе) теряют серьёзные деньги (поскольку на приготовление еды и мытьё посуды, воды уходит много, а посетители... в душе там не моются и потому вынуждены пользоваться унитазами).

Что бы и как бы не было когда-то написано в договоре между муниципальной властью и поставщиком воды — невозможно, чтобы исходя из общественных интересов нельзя было монополию окоротить. В конце концов, даже в цитадели капитализма — Великобритании происходили национализации. И не раз. Антимонопольные службы США заставляли снижать цены путём создания конкурентного поля даже такого титана рынка, как Билл Гейтс. Мало верится, что наше государство не может справиться с „Tallinna Vesi“. Не хочет — другое дело. И если бы речь шла только о продавцах воды. Непрозрачны отношения также муниципальных властей с фирмами, организующими транспортные стоянки и проверки с этим связанные. Кто-то ведь разрешил брать деньги на стоянке у детской больницы? Торговые центры умеют сделать бесплатными стоянки для своих покупателей. А с родителей, которые привезли больных детей к врачам дали возможность тянуть деньги „крышуемому“ муниципалитетом бизнесу — практически — монополисту. Ещё пример из другой сферы: полная наша беззащитность проявляется перед т. н. судебными исполнителями и хуже того — инкассо-фирмами. Но когда власти всех уровней допускают монопольные цены или ничем не ограниченную власть над нами негосударственных частных, с позволения сказать, фирм, то должно вступать в игру гражданское общество и требовать от муниципальных и государственных структур активного вмешательства и защиты против монополизма. А если с бараньей покорностью мы согласны чтобы монополии нас стригли, то... остаётся так же покорно писать в душе.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от  25.05.2016


Читать полностью...



7 июня в 16:00 — первое июньское заседание Бухгалтерского клуба „Кардис“


Пишет Тимур Скоряк 2016-05-31

Клуб бухгалтеров «Кардис» Заседания проходят всегда по вторникам, с 16:00, лекция около часа, затем обсуждение жизненных проблем с коллегами.

Выступит Рита Илиссон, бывшая руководитель Службы бухучета ЭР, создатель конструкции бухучета Эстонии, единственный в ЭР член Комитета по разработке международных стандартов учета.

Тема: определение предела существенности для основного имущества (есть ли для этого критерии и какие?). Его влияние на остальные показатели (отражение в годовом отчете). Что делать при изменении предела: переоценка и списание уже имеющегося основного имущества?

Понятно, что с „крестьянской“ точки зрения критериев два — делать как выгоднее; делать так, чтобы поменьше работать бухгалтеру. Но в Эстонии действуют международно принятые ограничения, стандарты учета, которые регулируют тему учета основного имущества. Цель правил — не дать возможности манипулировать показателями. Илиссон — очень авторитетная фигура в области международного регулирования учета, и никто лучше эту тему не знает.

Будет очень интересно!


Читать полностью...



Круг помощи бухгалтерам с разным опытом работы:

Журнал «Налоги и бухучёт» 24 номера в год. Подписчики имеют право Получать скидку 15 % при оплате семинаров по актуальным проблемам бух- и налогового учёта Получать скидку 50 % при оплате книг и приложений к журналу по отдельным вопросам Бесплатно участвовать в интерактивных консультациях по вторникам с 12:30 до 14:00 Получать скидку при оплате за переводы законов и инструкций СБУ Бесплатно получать телефонные консультации аудитора по четвергам с 9:00 до 12:00 Курсы для начинающих или имеющих перерывы в работе, а также курсы обучения бухгалтерскому учёту
OÜ Kardis — партнёр Кассы по безработице
Бухгалтерам, имевшим большой перерыв в работе, а также специалистам с небольшим опытом работы, предпринимателям, желающим разобраться в бухучете собственной фирмы, а также тем, кто хочет освоить профессию бухгалтера: пояснения программ, порядок действий, контактные данные
OÜ Kardis on Töötukassa koostööpartner
Raamatupidaja täiendkoolitus: koolituste kava ja sisu ja metoodilised selgitused

Последние добавления в платную зону:

Журнал «Экспресс-консультация» № 17

Журнал «Экспресс-консультация» № 16

Журнал «Экспресс-консультация» № 15

Журнал «Экспресс-консультация» № 14

Журнал «Экспресс-консультация» № 13
Квартирное товарищество: проблемы и решения
Подпишитесь на журнал „Налоги и бухгалтерский учёт. Экспресс-консультация“. Станьте подписчиком за 2 минуты!

Вы 1688650-й посетитель этого сайта

+372 645 2257, 645 2258, 645 9268, 641 8265
© 2011—2016, OÜ Kardis