Приглашаем коллег-бухгалтеров к участию в ближайших семинарах:
21.11
четверг
16:30—19:45 Увольнение и сокращение
ведёт Тимур Скоряк
04.12
среда
11:00—14:00 В Нарве. Изменения в законе о НСО 2020 года и рассмотрение темных мест в НСО
ведёт Елена Коростелёва
12.12
четверг
11:00—15:00 В Нарве. Выплаты — законодательство, налогообложение, расчеты, судебные споры. Все, что надо знать о выплатах бухгалтеру
ведёт Елена Коростелёва
Хотите стать бухгалтером? Обращайтесь в „Кардис“! Бухгалтерские курсы по 80-часовой программе Курсы бухгалтеров
„Кардис“ проводит курсы начинающих бухгалтеров по вечерам, курсы повышения квалификации бухгалтеров — утренние и вечерние, отдельные семинары по бухучету и налогообложению.

Мы являемся официальным партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице. Мы постоянно аттестованы Министерством образования и науки, и наши слушатели гарантированно получают возврат подоходного налога (20 %) от стоимости обучения, при условии заполнения налоговой декларации (если они сами оплачивают обучение, а не учатся от кассы безработных или от своей фирмы).
Новости

Поздравляем подписчиков, которые выиграли бесплатные посещения семинаров в 2020 году!


Пишет Редакция журнала 2019-11-12

Клуб бухгалтеров «Кардис» Бесплатное посещение всех лекций и семинаров в „Кардис“ в течение 2020 года — 1 выигрыш: PALJASSAARE GÜ.

То же на любой квартал 2020 года по выбору выигравшего — 4 выигрыша: HORECA SOLUTIONS OÜ, MONADA OÜ, BALTLINER OÜ, MIXRAM CONSULT OÜ.

То же на любой месяц 2020 года по выбору выигравшего — 10 выигрышей: INVISA FIDUCIARY SERVICES OÜ, MULTIJOB OÜ, SITSI TN 7 KÜ, SAARE DOLOMIIT-VÄOKIVI OÜ, WINTERS OÜ, SOOJAISOLEERIMINE AS, NARVA-BARK AS, ESTPLAST TOOTMINE OÜ, CLEMCO BALTIC OÜ, RAHU TN 26 KÜ.

Бесплатное посещение Бухгалтерского клуба в течение всего 2020 года — 1 выигрыш: VIOLA CONSULT OÜ.

То же на любой квартал по выбору выигравшего — 8 выигрышей: INFONET AS, HIMBALT TRADE OÜ, MASCOT BALTIC OÜ, DORER PLUS OÜ, RENVIT OÜ, EXSET LABS B. V. EESTI FILIAAL, ACCOUNTANT PROPARTNER OÜ, VTTRANSIIT OÜ.

Редакция журнала


Читать полностью...



Мечтания о халяве


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-11-06

Призрак бродит по Европе. Призрак всеобщей базовой зарплаты, не связанной с результатами труда и трудом вообще. Только что завершился такой эксперимент в Финляндии. В Швейцарии прошёл референдум на эту тему. А в Норвегии давно платят. И в Канаде платят. Что заставляет „города и страны“ обращаться к такого рода выплатам? Причина везде одна: стремление преодолеть бедность.

Панихида по среднему классу

Ещё совсем недавно — считай, вчера — казалось: по всей Западной Европе и Северной Америке возобладали „государства всеобщего благоденствия“. Навеки веков. Американский социолог Фрэнсис Фукуяма даже объявил о конце истории. Поскольку золотой сон человечества о хорошей жизни для всех стал явью. Любой работающий человек автоматически попадал в безбедно живущий средний класс. Временно неработающие получали пособия, достаточные для сносного существования. Старики шастали по миру в составе туристских групп. Им на это хватало пенсии. К миру сытости стала приближаться Восточная Европа и мы — грешные в том числе. Появился даже специальный термин в экономической науке — „догоняющее развитие“.

И вдруг экономическая погода начала портиться надолго и всерьёз. В самых, казалось, благополучных странах стала популярна шутка французского комика, мол, „трудно жить на месячную зарплату, особенно в последние тридцать дней“. Что шутки... Работающая Франция одела жёлтые жилеты и вышла на улицы. Бунтуют итальянцы, приводя к власти симбиоз крайне левых и крайне правых. Не от хорошей жизни в главной цитадели атлантического мира народ делает ставку на Трампа. А слова Фукуямы теперь можно читать как „конец истории среднего класса“. Из банков и контор крупных и средних компаний кубарем вылетает „офисный планктон“. Если туда кого-то и нанимают вновь, то только уборщиц.

Другой американский социолог, Ричард Флорида, уверяет мир, что на обломках „среднего класса“ появляется новый „креативный класс“, малочисленный и высокооплачиваемый, способный создавать материальные, а также интеллектуальные ценности в процессе творческого труда. Это класс, создающий экономику блокчейна или постиндустриальную экономику, которой совершенно не нужны исполнительные и дорогостоящие „белые“ и „синие воротнички“. Новая экономика основывается на цифровизации и технологическом переоснащении производств на основе искусственного интеллекта.

Не только в странах старой Европы, но и у нас — в Эстонии меняется структура экономики, а следом структура общества. Оно радикально дифференцируется и в нём нарастает как относительная, так и абсолютная бедность.

Мифы и реалии постиндустриальности

Одним из поводов для „базовых зарплат“ стало утверждение, что в „экономике блокчейна“ исчезнут многие массовые специальности. В пример приводят исчезновение в США специальности „машинист электровоза“. На очереди — вроде бы — водители городского транспорта. Но даже если это правда, практика стран, где растёт экономика услуг не подтверждает появления армии „лишних рабочих рук“.

Всё идёт ровным счётом наоборот. Потребность в людях растёт, но они нужны для малоквалифицированного труда. Структура складывающегося постиндустриального общества выглядит таким образом: креативный хорошо обеспеченный слой (в разы превышающий по оплате труда медианную зарплату). В наших условиях от 3000 евро и выше (при медианной брутто-зарплате чуть больше тысячи евро). Среднеобеспеченный слой (от одной до двух медианных зарплат), который образуют чиновники, а также редеющий управленческий аппарат бизнеса и бездельники некоммерческих структур. Дальше — малообеспеченный слой с оплатой ниже медианной. У нас меньше 1000 евро получают 50 % всех работающих — живущие в относительной бедности (абсолютная бедность у получателей „минималки“, т. е. 540 евро в месяц). Статистика показывает: число получателей больших зарплат растёт медленно, но существует взрывной рост потребности в малоквалифицированных работниках.

Повышение размера минимальной зарплаты проблемы не решит. Обратите внимание, уважаемые читатели, в какой непримиримой схватке сошлись профсоюзы и Союз работодателей по поводу „минималки“ 2020 года. При том, что спор идёт всего о тридцати евро. И обе стороны по своему правы. Хорошо бы минимальной зарплате обеспечивать человеческие условия жизни (при наших ценах это не менее 1000 евро). Но массовый наш бизнес (особенно в его малом изводе) даже при минимально установленной плате за труд в 540 евро с трудом держится на плаву. Выручают работники из третьих стран, правдами и неправдами заполняющие наш рынок труда (особенно в его малоквалифицированной зоне). Они заменяют отъезжающих эстоноземельцев, использующих сполна возможности открытого рынка труда по всему Евросоюзу. Процесс экономически целесообразен и нравится он или не нравится кому-либо, будет захватывать всё более широкие слои. Другой вопрос — окажется он законным или пойдёт латентно, но экономика живёт своей логикой и по своим законам (не всегда совпадающим с нормами государственного законодательства).

Экономика новых решений

Постиндустриальная экономика не сможет получить развития без ликвидации бедности. Жизнь рождает несколько решений этой задачи. Первое, развитие общественных фондов потребления. Примеры тому — бесплатный городской транспорт; бесплатное образование всех уровней; бесплатное питание в школах и т. п. На очереди создание системы бесплатного социального жилья. Второе направление — карточки на дешёвые продукты (с дотированием торговли или фермеров). Третье — замена системы социальной поддержки, управляемой сонмом чиновников, базовой зарплатой. Лучше всего эта форма социального выравнивания работает в штате Аляска (где создан специальный „Перманентный фонд благосостояния“, из которого идут выплаты одинаковые для всех). Аляска в результате стала штатом с самым низким уровнем неравенства. Почему же у финнов эксперимент сочли неудачным? Потому, что они всё-таки платили только безработным. А главная идея системы базового дохода: все — независимо от личного дохода — получают деньги, обеспечивающие нормальное текущее потребление. А дальше — существуют „некоторые равнее“. Их личный доход позволяет дополнительное потребление или даже накопления. Но абсолютная бедность ликвидируется. Достигается экономия на содержании аппарата социальной помощи. Однако только экономии недостаточно. Фонд благосостояния должен наполняться за счёт перераспределения доходов. Возможно это в Эстонии? Надо считать. Знаю только, что наш уровень цифровизации позволяет такие расчёты сделать. То есть определить нижний допустимый уровень расходов. Рассчитать потребность в годовых выплатах. И дальше искать источники. Бесплатный транспорт тоже казался фантазией Сависаара. А ведь получилось. Не меньшей фантазией казались когда-то пенсии по возрасту. Пока за дело не взялся Бисмарк. И более столетия по его схеме „солидарности поколений“ платят пенсии во всём мире. По грубым прикидкам у нас может прижиться „базовый доход“ не хуже, чем на Аляске.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 30.10.2019


Читать полностью...



Способ избежания налоговых претензий


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-10-30

Самый часто возникающий в последнее время вопрос связанный с налогообложением касается размера выплат собственникам в маленьких фирмах. Особенно в тех, где собственник в единственном числе и он же единственный член правления либо оформлен как единственный руководитель, действующий на основании трудового договора.

Во многих случаях ежемесячная выплата такому члену правления или работнику равна сумме необходимой для медицинского страхования (нынче это 500 евро в месяц). Цифра удобная ещё и потому, что с такой суммы не взимается подоходный налог.

Всё, что больше платится собственнику тоже делается вполне легально (без утайки) в форме дивидендов, поскольку с финансового дохода не берётся социальный налог. Часто и работники получают не более 500 евро, а дополнительно к тому в латентной форме добавляет собственник фирмы от своих щедрот из полученных им же дивидендов. Опять таки, экономя на социальном налоге.

Правда второй вариант уже не совсем чистый: всё-таки он содержит неучтённую зарплату. Но — кто ж о том узнает — думает собственник, если у него и работников-то, от силы, двое-трое. И, действительно, мало когда такая схема „всплывает“, но претензия от налогового департамента всё равно появляется совсем на ином основании.

У руководства фирмы просят объяснений по поводу маленькой зарплаты. И если раньше такого рода разговоры шли без какой-либо цифровой аргументации, то теперь налоговая служба опирается на серьёзную статистическую базу и доказать, что в конкретно взятой фирме происходят события, выводящие её за грань сложившихся на рынке оплаты труда соотношений, довольно трудно. Чтобы уважаемые господа предприниматели представляли о чём идёт речь рекомендую каждому из них зайти на сайт https://is.gd/eskomak и в большой таблице найти близкий для их конкретной фирмы вид деятельности, местное самоуправление, где действует их предприятие, а также близкое их фирме предприятие по числу работников. И на пересечении этих признаков найти в соответствующей клеточке размер среднемесячной брутто-зарплаты (в конкретном самоуправлении и по Эстонии в целом). Перечень видов деятельности довольно развёрнутый. Найти аналог своему бизнесу не составит труда. Если окажется, что число юридических лиц, занимающихся в конкретном городе или посёлке той же деятельностью, которой занимается наш гипотетический предприниматель (обратившийся к этой статистике) измеряется десятками, а даже если таких же фирм пять-шесть, но у всех из них похожее с вашей фирмой число работников, но средняя зарплата по тому же региону выше, чем у вас в разы, то придумать мотивировку такому расхождению будет нелегко. Действительно, если фирма занимается, предположим, сантехническими работами, имеет пять работников и среднемесячная зарплата у неё 650 евро, а ещё у семи фирм (где работников от трёх до десяти) средняя месячная зарплата 900 евро, то понять, почему ваши пятеро соглашаются делать такую же работу за половинную зарплату (против средней по специальности в том же городе) здравый смысл не поможет. То же касается выплат правлению. Совсем не хочу сказать, что у собственника малой фирмы не может быть финансового дохода (в форме дивидендов). Более того, как раз величина дивидендов не должна соответствовать статистическим данным, но зарплата члена правления и работников лучше бы от средних величин в меньшую сторону не отклонялась. Если, конечно, вам не доставляет удовольствие длительное общение с работниками налоговой службы.

В этой истории есть ещё один неприятный момент. Иногда претензии от специалистов-налоговиков спровоцированы собственным неумным обращением с информационными системами работниками конкретной фирмы.

Дело в том, что размер средней зарплаты по фирме налоговая служба получает от арифметических действий с двумя цифрами: размером общих выплат и числом работников по регистру работ. А если у фирмы много подрядчиков, работающих не постоянно, а от случая к случаю и если бухгалтер (или иное лицо) ленится всякий раз вносить такого работника в регистр тем днём, когда он вышел на работу и „выносить“ его оттуда в день прекращения работы, а не держать его в регистре зная, что недели через две он снова будет работать — то средняя зарплата увеличится и вопросов окажется меньше.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 23.10.2019


Читать полностью...



29 октября Бухгалтерский вторник: аудитор Тынис Якоб


Пишет Инфослужба „Кардис“ 2019-10-21

Клуб бухгалтеров «Кардис» Уважаемые коллеги!

29 октября на очередной клубный „Бухгалтерский вторник“ в „Кардис“ придёт известный аудитор Тынис Якоб, чтобы обсудить изменения в Законе о НСО, вступающие в силу с начала (и в течение) следующего года. Якоб из тех специалистов, которые умеют видеть как позитивные, так и негативные аспекты налоговых изменений. Ждём членов клуба, а также тех, кто изъявит желание занять в клубе несколько оставшихся свободных мест.

Инфослужба „Кардис“


Читать полностью...



Евросоюз подталкивает Эстонию к налоговым упрощениям


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-10-16

Исходя из требований Еврокомиссии Правительство Эстонии в середине сентября одобрило и передаёт в Рийгикогу проект некоторых изменений в Закон о налоге с оборота, которые должны содействовать развитию бизнеса за счёт упрощений налоговых процедур. Особенно в части трансграничных хозяйственных операций.

Этому, прежде всего, будет способствовать появление в нашем законе нового понятия: „запас до востребования“. Что это? Имеется в виду достаточно распространённая ситуация, когда продавец из одной страны Евросоюза завозит товар на склад в другую страну ЕС и держит его там до той поры, пока покупатель (с которым заключено предварительное соглашение) не выкупит всю (сразу и по частям) партию товара со склада. Эффективность операции в том, что максимально используются транспортные мощности, можно выбрать наилучшую логистическую схему, появляются возможности гарантий поставок по принципу „точно вовремя“. По нынешнему закону применение нулевой ставки налога с оборота при таких схемах вызывало споры. Существенно также, что продажа с промежуточного склада позволяет обеспечивать нескольких покупателей из одной транспортной партии товара.

По новой редакции — налоговые проблемы отпадают: внутрисоюзный оборот появляется в момент отчуждения товара в другой стране Евросоюза (где запас находится) и при этом не возникает обязанность регистрации постоянного места деятельности или подачи отчётности. Вполне разумное решение, которое (скорее всего) станет нормой с начала 2020 года.

Второе изменение, которое тоже, очевидно, узаконится с 1 января следующего года и тоже произойдёт по инициативе Еврокомиссии, касается т. н. цепных сделок, то есть многократного отчуждения подряд одного и того же товара по цепочке сделок. При том, что сам товар движется от первого продавца (отчуждающего его из одной страны ЕС в другую) последнему приобретателю. Но сделки идут по цепочке посредников одна за другой. Причин такому движению бумаг (и часто денег) множество. В том числе и для снижения налоговой нагрузки. В такой схеме внутрисоюзным оборотом (с нулевой ставкой налога) будет отчуждение товара перепродавцу из другой страны Евросоюза (то есть первое звено в цепи), который сам или по его поручению третье лицо доставит товар последнему приобретателю. А остальные сделки (звенья цепи) являются внутригосударственным оборотом в стране, где находится конечный приобретатель. Решение, которое тоже снимает много ненужных разговоров и претензий.

И, наконец, ещё одно изменение (которое будет настоящим подарком бизнесу) обсудило правительство. Оно касается возможности снижать налоговую обязанность по НСО, если за поставленный товар или услугу оплата не произошла. Эта мера проистекает не из решения Еврокомиссии, а следует из решения Европейского суда. Правда, такая норма планируется к вступлению с 1 января 2021 года и из направленного сейчас правительством проекта изменений в Законе о НСО она исключена. Планируется внести её на рассмотрение парламента только в следующем 2020 году. Жаль, конечно. Но хорошо, что уже началось движение в эту сторону.

Будем надеяться, правительство не забудет и в следующем году к этому изменению в законе вернётся (будем также надеяться, что до того нынешнее правительство всяко просуществует).

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 09.10.2019


Читать полностью...



Приглашаем на курсы бухгалтеров-новичков


Пишет Тимур Скоряк 2019-10-10

Клуб бухгалтеров «Кардис» С 4 НОЯБРЯ (ПОНЕДЕЛЬНИК) СТАРТУЕТ КЛАССИЧЕСКИЙ КУРС ПО БУХУЧЕТУ ДЛЯ НОВИЧКОВ.

Обучение работника фирмы можно профинансировать от Кассы безработных.

Общий объем курса — 80 уч. часов, 20 занятий по 4 часа.

Время: с 16:30 до 19:45 с одним перерывом.
Дни проведения — понедельники и четверги. Время и дни не меняются более 20 лет!

Место занятий:
аудитория Бухгалтерского клуба „Кардис“, Пярнуское ш. 82–101, Таллин


Первые три занятия — Коммерческий кодекс, собственный капитал и налоговая проверка; далее три занятия — трудовое право (принятие на работу, зарплата и отпуска, сокращение); далее 13 занятий по теории и практике бухгалтерского учета и налогообложения; в конце курса контрольная работа, и последнее занятие — ошибки в стремлении налоговой оптимизации. Первые шесть лекций или три лекции (юридическая информация) можно прослушать и после окончания курса, с новой группой. Тогда можно начать курс с 14 ноября, или с 25 ноября.

Лекторы: Элеонора Теленкова и Тимур Скоряк.

Мы умеем сделать из обычного человека умнейшего бухгалтера.
Присылайте к нам своих младших коллег и будущих бухгалтеров!


Тимур Скоряк, член правления Kardis OÜ


Читать полностью...



Деньги из банка переложим в банку


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-10-09

Любая песнь о пенсии пользуется повышенным вниманием читателей. По той простой причине, что пожилых людей становится всё больше. А пенсии по-прежнему хорошие, но маленькие. Тем более интересны мнения на пенсионную тему сейчас, в связи с подготовленными правящей коалицией изменениями пенсионной системы (которые разделили общество на горячих сторонников и ещё более горячих противников). Суть изменений подробно изложена в многочисленных публикациях (в том числе в „МК-Эстонии“). Остаётся понять: какие аргументы „за“ перемены, а какие „против“?

Лишняя ступень

К пенсионному счастью в Эстонии ведут три ступеньки: первая — государственная пенсия за счёт пенсионных взносов работодателей; вторая — обязательное пенсионное страхование за счёт работников; третья — добровольные пенсионные вклады кого угодно куда ни попадя. Идее накопления денежек для добавки к государственной пенсии в логике не откажешь. Другое дело, насколько разумно было делать это обязательным?

Во второй половине прошлого века во многих странах такое решение было продиктовано испугом от демографического сдвига, когда (в результате успехов здравоохранения) соотношение пенсионеров к работающей части населения стало заметно сдвигаться в пользу пожилых. Переполох в западном обществе обусловил даже появление сатирического романа Кристофера Бакли „День бумеранга“, где проблему предлагалось решить просто — пенсионерам государство (по Бакли) предоставляло выбор: коротать остаток дней на нищенскую пенсию или добровольно уйти из жизни, получив предварительно „месяц счастья“ за счёт казны (когда удовлетворялись их — стариков — любые желания).

Шутки-шутками, но удержать средний размер пенсий на уровне 40 % от средней зарплаты без накопительной добавки властям казалось невозможным. У нас с этой целью создали вторую пенсионную ступень. Первый блин получился не просто комом, а рассыпался в прах. Деньги переданные для накопления в нулевые годы пропали. Объяснение было простым — „кризис“! И хотя банки (при которых образовались пенсионные фонды) пережили кризис сравнительно легко — никто из них не подумал что-то вернуть участникам системы, а даже не извинился перед ними. Короли не извиняются перед презренным плебсом. После того конфуза несколько лет пенсионная обязаловка не работала. А когда власть и банки сочли, что шок прошёл — начали „с центра поля“: 2 % от всех заработков берут у работников плюс 4 % перечисляет государство. И далеко не все понимают, что государство снимает эти суммы из денег, перечисляемых работодателем в государственный пенсионный фонд. Чтобы оценить эффективность второй ступени, я нашёл молодого человека, за которого в обязательном порядке с февраля 2010 года осуществляются платежи во II ступень. Брутто-зарплата его с тех пор и доныне около 1000 евро в месяц. По состоянию на 10 сентября с. г. на пенсионном счёте у него оказалось примерно столько денег, сколько за те же 9,5 лет образовалось бы в тумбочке, откладывай он туда 6 процентов от зарплаты. Причина столь скромного результата понятна. Во-первых, себестоимость системы высока (она почти съедает полуторапроцентную часть платежа). Во-вторых, деньги инвестируются в устойчивые, но низкодоходные финансовые инструменты.

Почти все молодые люди, с которыми удалось поговорить на тему обязательности пенсионных накоплений, полагают, что сами они лучше бы распорядились своими деньгами. Но противники отмены „обязаловки“ считают, что молодёжь не дооценивает опасности снижения основной доли пенсий из-за изменений в возрастной структуре общества.

Так ли страшен демографический чёрт?

Разговоры о демографическом апокалипсисе серьёзными экономистами оцениваются как фейк. Число пенсионеров, действительно, ежегодно растёт, но быстрее растёт число рабочих мест. Из налоговой статистики (составляемой на основе деклараций и потому самой точной) видно: с 2010 года число получателей зарплаты у нас выросло с 524 134 человек до 585 395 во II квартале 2019 года. А медианная зарплата рванула с 620 евро до 1156 (!). Пенсионеров стало тоже больше, но темп их увеличения намного ниже.

За основу беру 2010 год потому, что в кризисные 2008–2009 годы наша экономика окончательно деиндустриализировалась и теперь развивается в качестве постиндустриальной (называемой также экономикой услуг либо экономикой знаний). У нас к 2018 году по сравнению с 1992 доля промышленности упала более, чем вдвое, а сельхозпроизводство вовсе почти в 5 раз. Но в три раза выросла доля услуг (в том числе ИТ-услуг). Для такой экономики характерны новые закономерности и совершенно иная структура общества.

Исчезает средний класс. Ведущим (и высокообеспеченным) становится (по формулировке американского социолога Флориды) „креативный класс“, создающий новые (в основном нематериальные) ценности за счёт творческого труда. Его доходы в разы выше медианной зарплаты. Далее идут работники госслужб с доходами на 20–50 % выше медианной. Затем малообеспеченные работники (с оплатой ниже медианной, но выше минимальной) и, наконец, нищающий прекариат с оплатой около 500–600 евро (то есть ниже уровня бедности). В „экономике знаний“ взрывным образом растёт число „работающих бедных“ (их чаяния впервые озвучили „жёлтые жилеты“ во Франции) в немалой степени потому, что каждый пожилой человек (даже работающий) требует несколько новых рабочих мест в сфере медицины и социального обеспечения. Растёт число работающих в образовании. Откуда берутся дополнительные работники? Они приезжают в связи с открытием рынков труда. Мир идёт в новую систему движения рабочей силы и новых форм организации труда. Представления о национальных рынках труда как замкнутых системах — удел вчерашнего дня.

Не говоря уже о том, что государственная обязаловка (пусть и порождённая заботой о пожилых людях) напоминает лозунг „железной рукой загоним человечество к счастью“. По всем этим причинам дни второй пенсионной ступени в её нынешнем виде для Эстонии сочтены. Правящая коалиция получит в результате немало молодых сторонников. Учтём также, что даже маленький приток живых денег в экономику благо. Недавний руководитель Федеральной резервной системы США Бен Бернанке как-то сказал: „Захотим быстрого экономического роста, будем доллары бросать с вертолёта“ (чтобы увеличить покупательский спрос). А у нас всего лишь разрешат забрать средства с накопительного счёта. Но... „хоть шерсти клок“.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 02.10.2019


Читать полностью...



Бизнесу выгодно свободное пенсионное накопление


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-10-02

Набирающая обороты дискуссия о судьбе второй ступени пенсионной системы, на первый взгляд, не затрагивает предпринимательских интересов. „При делах“ там, вроде бы, три участника: первый — потенциальный пенсионер, с брутто-выплат которого работодатель проводит удержание 2 % и перечисляет пенсионному фонду; второй — государство, удерживающее из платежей в первую ступень 4 % и передающее их тому же фонду; и третий — сам фонд, за спиной которого часто не просто просвечивает, а выразительно торчит банк. По логике схемы, её бенефициаром (выгодоприобретателем) должен быть человек, ради роста пенсии которого создан этот механизм. Однако анализ его результативности вызывает большие сомнения по поводу „выгоды“. Первый блин, испечённый системой обязательной накопительной пенсии в конце нулевых годов, даже не комом оказался, а просто испепелил накопленные к тому времени деньги, после чего на четыре года обязаловка была отменена и большинство её участников с удовольствием оттуда выскользнули. Но когда законодатели решили, что испуг у народа прошёл — деньги добровольно-принудительно снова потекли к держателям „II пенсионной ступени“. Об эффективности второй попытки может узнать каждый её участник, поскольку данные о накопленной ему сумме доступны (по состоянию на каждый день). С помощью нескольких молодых людей, за которых начали (по обязаловке) платить деньги в пенсионный фонд с 2010 года мы посчитали какой бы могла оказаться сумма, если бы они сами 9,5 лет складывали „в тумбочку“ по 6 % от своей брутто-зарплаты? Получилось, что накопилось бы примерно столько же, что и в пенсионном фонде (без риска снова потерять всю сумму, если разразится новый финансовый кризис).

Такой результат легко было спрогнозировать, поскольку содержание фонда отбирает ежегодно почти 1,5 % от взноса, а в целях безопасности накоплений, фонды наши оперируют с малодоходными финансовыми инструментами, то есть выгодна система её работникам и владельцам. Защитники действующего порядка не оспаривают низкой эффективности системы, но считают, что игра стоит свеч, поскольку „в тумбочке“ деньги до пенсии не долежат, а размер государственной пенсии неминуемо будет снижаться по демографическим причинам. Стариков, мол, становится всё больше (в результате улучшения здравоохранения), а работников всё меньше. Прогнозные расчёты о таком неблагоприятном возрастном соотношении, действительно, пугают, но серьёзные специалисты считают их псевдонаучным фейком. В современной экономике рассматривать национальный рынок труда как замкнутую систему, мягко говоря, неверно. Уже сегодня даже в нашей небольшой стране на десятки тысяч идёт счёт уехавших от нас работать в другие государства Евросоюза и приехавших к нам из-за его пределов. Свято место на глобальном рынке труда пустым не бывает. А количество рабочих мест по мере развития постиндустриальных экономик услуг имеет устойчивую тенденцию к росту. За доказательствами не надо далеко ходить. В 2010 году в Эстонии было 524 134 получателей зарплат (по данным Налогово-таможенного департамента). А во II квартале 2019 года их стало 585 395. Рост составил 12 % (при том, что имеется несколько тысяч вакансий). Социологи, специализирующиеся на исследовании рынка труда, опровергают утверждение, что деиндустриализация и переход к „экономике блокчейна“ ведут к сокращению рабочих мест. Возьмём снова цифры „с нашего стола“. В 1990 году в структуре эстонской экономики 39,6 % занимала промышленность, 15,7 % сельское хозяйство и 23,1 % услуги. В 2016 те же отрасли составляли: 20,9, 2,6 и 42,6 %. Услуги растут за счёт ИТ-сектора, медицины и социального обслуживания, а также образования. Пенсионеров, действительно, становится больше. Но продление „возраста дожития“ каждого человека ведёт к появлению нескольких мест в социальной сфере. Можно было бы привести графики роста занятости в образовании, гостиничном и общепитовским бизнесе, но более впечатляющим будет для коренных таллинцев визуальное сравнение комплексов ТТУ и ТУ по состоянию 1992 года с сегодняшними их учебными городками, возникшими рядом со старыми корпусами. Или сравните число гостиниц тогда и сейчас, либо количество ресторанов и кафе... А функциональное насыщение общественных пространств в городе настолько изменилось, что даже говорить о сравнении смешно.

„Экономика знаний“ создаёт иное, чем в индустриальной экономике соотношение доходов специалистов и растущего слоя малоквалифицированных рабочих мест. Но даже при этом медианная зарплата 2010 года была 620 евро, а во II квартале 2019 года стала 1156 евро. И расти она будет тем же темпом до уровня соседних стран Северной Европы. Реальная проблема рынка труда не в апокалипсическом соотношении работающего населения и пенсионеров, а в исчезновении среднего класса, когда наличие работы уже обеспечивало безбедное существование. В экономике знаний зарплаты той части работников, которую американский социолог Флорида назвал „креативным классом“ многократно выше растущего числа малоквалифицированных работников. Бунт „жёлтых жилетов“ во Франции — это как раз отражение проблем новой экономики, где взрывообразно растёт число „работающих бедных“ (с чем „старая Европа“ ранее не сталкивалась). Экономисты понимают, что растущая разница между статистической средней и медианной зарплатой отражает не качество отчётности, а разрыв в оплате труда специалистов и малоквалифицированной обслуги („ДВ“ неоднократно публиковала данные о зарплатах разных категорий работников и по этим данным нарастание разрыва легко проследить). При этом совершенно понятно, что в экономике блокчейна количество рабочих мест с невысокими квалификационными требованиями будет нарастать. В этой ситуации развитие бизнеса зависит от уровня покупательной способности малообеспеченных слоёв населения. Недавний руководитель Федеральной резервной системы США Бен Бернанке, рассматривая возможности темпов выхода американской экономики из кризиса, сказал, что если ставить задачу быстрого роста, то придётся разбрасывать доллары с вертолёта, чтобы бедные (которые ходят по улице пешком) могли покупать больше.

Потому нечего бояться, что молодые работники не станут откладывать себе на пенсию, а будут всё, что получат, тратить сразу. Каждый процент роста их покупательной способности благотворно скажется на ситуации в бизнес-среде. А что до будущей пенсии, то даже 6 % от минимальной брутто-зарплаты дадут мизерное накопление, способное обеспечить добавку к пенсии в несколько евро. То есть бенефициаром отмены обязательной накопительной пенсионной системы на самом деле окажется бизнес. И это очень хорошо для нашей экономики в целом.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 25.09.2019


Читать полностью...



Налог выбираем сами


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-09-18

Тему сегодняшней публикации подсказало письмо от бухгалтера, где говорилось: „Наша налогообязанная по налогу с оборота фирма семь лет назад купила помещение магазина, встроенное в многоквартирный жилой дом. Поэтому оно в регистровых данных имеет статус «квартирной собственности», но исходно (начиная с проекта) создавалось как нежилое, а торговое помещение: с повышенной высотой (находится на первом этаже), с большим торговым залом (более 250 кв. м) и подсобными помещениями. Мы его привели в порядок и теперь решили продать, поскольку подвернулось для нашей торговли другое помещение ближе к центру города. В этой связи вопрос: возникнет при продаже НСО или не возникнет? Советовалась с несколькими более опытными, чем я, бухгалтерами. Одни говорят — надо добавлять НСО. Другие — не надо. Подскажите, пожалуйста, как правильно поступить?“

Редкий случай, но правильны оба взаимоисключающих совета, которые получила автор письма. Потому, что закон о налоге с оборота при продаже ненового объекта недвижимости нежилого назначения (то есть объекта, который находился в эксплуатации и не попадает под понятие „нового“ из-за того, что только построен, но и по причине того, что расходы на реконструкцию его ниже определённого законом значения) даёт право продавцу самостоятельно решать: продать объект с НСО или без него.

По какой причине возникает желание не добавлять налог? Ясное дело, прежде всего, чтобы снизить цену, если приобретатель не налогообязан по НСО. А когда продавец заинтересован продать недвижимость с налогом? Если у него были сравнительно крупные вложения в объект и он зачитывал входящий в расходы налог с оборота, а со времени этих вложений не прошло десяти лет. При таких условиях продажа без НСО повлечёт за собой для продавца необходимость самому платить ранее зачтённые налоги (в убывающей пропорции). Но если принято решение о добавлении налога — надо не забыть проинформировать об этом налоговую службу. Зачем? Трудно найти тому объяснение, но закон требует.

Если обе стороны сделки обязаны по НСО, то налог лучше всего включить в цену (а НТД о том информировать), поскольку с прошлого года никаких неприятных последствий ни для одной из сторон не появится (раньше на какое-то время отвлекались деньги из оборота покупателя).

Поскольку по нынешним временам такого рода сделки вызывают т. н. обратное налогообложение, следовательно налог возникает и зачитывается только в документах без движения денег в размере налога. Продавец, выставляя счёт, помечает в нём, что совершается сделка обратного налогообложения (пишет слово pöördmaksustamine) и отмечает 20% НСО, но в итоговой строчке указывает сумму без налога. Для таких сделок в декларации по обороту (KMD) есть специальная строчка. И покупатель также заполняет специальные строчки в своей декларации. Обо всём этом подробно говорится в 3-й части статьи 16, а также в статье 41-прим Закона о НСО.

Пользуясь случаем, заодно заметим, что если бы объектом продажи являлась жилая недвижимость, то без вариантов налог с оборота не мог появиться. Жилые помещения или здания всегда и во всех случаях продаются без НСО или (если это новое строение) только с НСО. То есть, нынче найдено и отражено в законе очень удобное решение. За что всем причастным к нему сказать следует спасибо.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 11.09.2019


Читать полностью...



Не навреди!


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-09-18

Считается, в этих двух словах заключена квинтэссенция медицинской этики. Но, как по мне, надо бы такой же принцип распространять на этику госуправления. Особенно в сфере регулирования предпринимательской активности.

Цена былой свободы

Самый крутой взлёт экономики на постсоветском пространстве произошёл в Эстонии в первые десять лет после развала СССР. Уже за 2003 год внутренний валовой продукт на душу населения к 1992 году почти утроился. Рост составил около 300% (!). Оказалось, Homo sovieticus легко превратились в Homo economicus благодаря полной экономической свободе. Многие помнят драйв, с которым советские инженеры, пенсионеры и чуть ли не пионеры ринулись во все тяжкие от уличной до международной торговли. Всё шло в дело, от российских цветных металлов до имущества частей, застрявшей в Эстонии советской армии. Тем более, не далеки оказались от реалий советской жизни рыночные механизмы. Как писал нобелевский лауреат Д. Норт: „Новые социально-экономические отношения складываются и работают в качестве латентных в обречённой системе институтов официального мейнстрима“. Просто запретный „чёрный рынок“ стал явным без помощи, но и без противодействия государства, сознательно минимизировавшего свою роль.

На одной из экономических конференций создатель успешной торговой империи „Бюроомааильм“ поднялся на трибуну с тележкой для перевозки грузов в руках. На ней он впервые привёз чемодан с карандашами и школьными тетрадками, когда ему, вполне до того успешному менеджеру Таллинского экскаваторного завода, (как и всему коллективу) перестали платить зарплату. Знаю конструктора другого таллинского завода, создавшего сеть ларьков (где получили работу десятки людей), ставшего вполне успешным предпринимателем, хотя примерно в начале двухтысячных началось удушение ларёчной торговли под влиянием лобби крупных торговых сетей. Сейчас уже невозможно представить, чтобы кто-либо открыл багажник автомобиля и что-либо продавал прохожим. А почему?

Правовая удавка

Никто из „властей предержащих“ не мог и до сей поры не может объяснить мне кому мешал, например, киоск на улице Луха в двадцати шагах от Пярнуского шоссе, где я покупал воду по дороге с работы домой, и чем ларьки местных собственников хуже пришедшей извне сети „R-киосков“, монополизировавших этот сектор рынка. Ладно киоски. Кто бы объяснил, почему надо получить разрешение, чтобы играть на каком-либо инструменте в центре Таллина? Зачем к уличной музыке добавлен бюрократический аккорд? Музыкальная история интересна как символ запретительства.

Страсть чиновников всё регулировать проявляется в самых неожиданных местах. Возьмём, например, квартирные товарищества. Вроде бы абсолютно самодеятельные структуры. Но в обновлённом законе о них вдруг появилась статья „домоуправ“ (которого могут нанять товарищества), где сказано, что в этом качестве может быть только человек, имеющий профессию управляющего недвижимостью или управляющего многоквартирным домом. Требования для получения удостоверения об этих профессиях установлены инструкцией „Эстонского союза управляющих и обслуживающих недвижимость“. Чтобы союз признал кого-либо „профессионалом“ надо выполнить квалификационную работу (требования с которой занимают 6 листов убористого текста). Предстоит также тестирование. Как специалист-строитель, я убеждён: всё это способ заработать деньги странному союзу, не более того. Большая часть требований абсолютно не нужна, чтобы обслуживать дом. Непонятно, например, зачем делать резюме квалификационной работы на иностранном языке? Как и владеть эстонским языком на категорию B1. Всё это от начала до конца результат откровенного лоббирования, выливающегося в цеховые ограничения на предпринимательство.

Сплошным чиновничьим произволом представляются недавние гонения и какие-то разрешения для молодых людей, предлагающих туристам услуги „велорикш“. Чрезмерны требования к таксоизвозу и подлы ограничения в пользу отдельных таксофирм на право стоянки у вокзалов. Или считал ли кто экономический эффект от контроля автобусов (которые бригада муниципальных полицейских берёт периодически „на абордаж“)? Список преград растёт.

Народу в угоду

Вмешательство чиновников в бизнес, как правило, объясняют „пожеланиями народа“ (парафраз советского „идя навстречу пожеланиям трудящихся“). Иногда это соответствует действительности. Например, ограничить время проведения увеселительных мероприятий и работы кабаков действительно требовали некоторые „центровые“ жители. Такие ограничения „работают“ против роста туристического потока и против роста возможностей заработать у множества молодых людей. Современная постиндустриальная экономика создаёт новый „креативный класс“ (по определению американского социолога Флориды) жизнь, которого носит явно хипстерский характер. Этот молодой класс карнавализирует общественные пространства городов. Кому сегодняшний стиль городской жизни не по сердцу, есть смысл перемещаться в „райские кущи“ пригородов, где обитают богатые семьи (за деньги от продажи квартиры в центре города там разместиться можно вполне прилично).

Но наша власть предпочла запреты. Попробуйте в Таллине торговать чем-либо в том же стиле, как это делается вечерами, например, в Париже у стен супердорогих универмагов. Или разместиться на улице Виру с набором красок, создавая шедевры на глазах изумлённой публики и ей же на продажу (как делается от Барселоны и Лондона до Петербурга). Тоже, между прочим, столицы. А уже звучат голоса, что надо бы какие-то запреты вводить на электросамокаты (нанеся удар новому успешному бизнесу).

С учётом нашего опыта роста экономики нам действительно нужен законодательный запрет на любое право запрещать. Мне возразят: это откроет дорогу мошенникам. Наверное. Но не надо быть лохами (которыми оказываются, например, жители многоквартирных домов, с лёгкостью позволяющие грабить себя банковско-финансовой мафии под видом кредитования реновации домов). И никакой чиновник или политик от этой напасти нас не защищает. Как и от нынешней банковской атаки на бизнес, выдавливающей его в соседние страны. Где меньше государства и больше свободы. Как и было когда-то у нас.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 11.09.2019


Читать полностью...



Обновлён прейскурант услуг


Пишет Тимур Скоряк 2019-09-02

Клуб бухгалтеров «Кардис» Уважаемые коллеги!

С 01.09.2019 обновлён прейскурант услуг Kardis OÜ на 2019 год.

Тимур Скоряк, член правления Kardis OÜ


Читать полностью...



Суд дополняет закон


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-09-03

Строго говоря, у нас (в Эстонии) нет прецедентного права, но всё же судебная практика (по факту) абсолютно ориентируется на решения Государственного суда. Особенно в сфере налогообложения, где ситуации в бизнес-пространстве часто повторяются. Впрочем, гораздо важнее, что на решения Госсуда ориентируется Налогово-таможенный департамент (НТД) и если уж проиграет однажды по налоговому спору, то в дальнейшем по аналогичным сделкам претензий не предъявляет.

Беда нашего предпринимательского сообщества в том, что его представители как раз не отслеживают судебную практику и на лекции, где об этом идёт разговор, тоже не ходят, а потому часто „дуют на воду“ и теряют возможные выигрыши, опасаясь совершить налоговую ошибку в неоднозначной ситуации, понятия не имея о том, что НТД уже цеплялся к кому-нибудь по похожей сделке, получил от суда по рукам и в ближайшие годы претензий иметь не будет. Но руководители бизнеса (особенно малого), этого не зная, зазря теряют деньги.

Один из таких случаев касается распространённой коллизии, когда предприниматель налогообязанный по налогу с оборота ведёт строительство чего-нибудь для последующей сдачи в аренду. По закону об этом налоге сделка найма площадей — не облагаемый оборот, но собственник помещений имеет право не следовать общему правилу, а (известив о том НТД) всё-таки добавить к цене аренды налог с оборота (НСО), получив тем самым право зачитывать НСО с понесённых расходов, связанных со сдаваемыми в аренду зданиями. Но можно ли таким образом зачитывать „включённый“ налог в ходе строительства здания на том основании, что строится дом для последующей сдачи помещений в аренду и, более того, в аренду с НСО? Интереса ради я задал такой вопрос пяти бухгалтерам. Четверо сказали „нельзя“. Потому — по их мнению — что намерения не доказательство. Точно так же полагали и специалисты-налоговики, предъявившие претензию фирме, зачитывавшей налог в ходе строительства здания в общем случае явно не производственного назначения. НТД счёл, что наличие бизнес-плана о грядущем использовании площадей для сдачи в найм с НСО не является достаточным доказательством. Спор стал предметом судебных разбирательств и дошёл до Государственного суда. А тот вынес вердикт, где сказано: „Следует исходить из намерений и фактической возможности использовать помещения по тому или иному назначению <...> Если для реализации коммерческого плана нет правовых или иных препятствий и бизнес-плану можно верить, налогообязанному следует дать возможность сразу вычесть включённый НСО“. В мотивировочной части такого решения есть отсылка к похожему постановлению Европейского суда. То есть Госсуд сказал, что нет оснований не верить намерению предпринимателя. Наверное, имея в виду, что если всё же бизнес-план окажется лживым, то НТД сможет после окончания строительства предъявить претензию тоже. Никуда это здание не денется. И права предъявления претензий постфактум у НТД никто не отбирал. Решение Государственного суда, по сути, означает признание приоритета предпринимательской логики над полицейщиной.

Смысл сегодняшнего разговора не в том, чтобы помочь застройщикам не терять деньги (хотя, хорошо если кому-то статья поможет), а чтобы напомнить уважаемым господам предпринимателям и, особенно, их финансовым подручным: если создалась сложная налоговая ситуация и есть сомнения в правильности применения налогового права, то необходимо, кроме внимательного чтения закона, поискать в анналах Государственного и окружных судов: не было ли по такому же поводу специального решения? А если менеджеры и бухгалтера этого делать не умеют (чаще не хотят), тогда надо обращаться в НТД за так называемым обязывающим решением. Юристы НТД знают судебную практику и непременно учтут её при подготовке ответа. Мы взяли только один случай (часто встречающийся в жизни), но по отношению к налогу с оборота есть несколько решений очень выгодных налогоплательщику. Например, по поводу добавленного к счёту НСО фирмой, не имеющей на то право.

Обидно, когда узнаёшь, что налоговые потери возникают по халатности или по неграмотности. К сожалению.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 28.08.2019


Читать полностью...



Онкология бизнеса


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-08-21

Говорят, что денежное обращение — кровеносная система бизнеса. Если это справедливо, то — наверное — можно сказать, что у нашего бизнес-сообщества возник рак крови. Онкологические заболевания страшны тем, что развиваются незаметно, исподволь, но финал одинаков и финишная прямая коротка. Рак крови не исключение. По аналогии один американский аналитик недавно написал: „Деньги — кровь экономики, когда она перестаёт циркулировать, экономика усыхает“.

Эти сравнения абсолютно применимы к тому, что происходит сейчас в нашей финансовой системе: банки дружно и в большем количестве закрывают счета действующим в стране фирмам. Факторы принятия такого рода решений определить невозможно (точно как в случае онкологических заболеваний). Сначала казалось, что ликвидируют счета фирмам работающим на российских капиталах. Потом возникла версия, что душат фирмы, собственники которых находятся в России. Но выяснилось очень скоро, что острую неприязнь банковская система испытывает ко всем фирмам, где члены правлений — нерезиденты. А в начале лета удары посыпались на фирмы у которых и собственники резиденты Эстонии, и бизнес ничего общего с россиянами не имеет, но логистика построена таким образом, что товарные потоки не заходят в Эстонию. Появилась ещё одна версия: отказывают в обслуживании фирмам, правления которых возглавляют люди с „неправильными“ (славянскими) фамилиями. При этом ни один из вариантов не кажется абсолютным и единственно верным. Точь-в-точь как раковая опухоль: кого-то не задевает, а у кого-то развивается. И никому, нигде не дают внятных объяснений о причинах. Говорят: „Мы больше не будем ваш денежный оборот обслуживать. Закройте счёт“. При этом „банковские гранды“ (самые крупные) не утруждаются даже письмо послать, передают через операторов: мол, „от ворот поворот“. Некоторые банки, кто помельче, снисходят до переписки. Передо мною сейчас одно из таких писем, содержательную часть которого привожу ниже: „Согласно пункта 17.3 условий Договора Банк вправе расторгнуть договор расчётного счёта в очередном порядке, предуведомив об этом клиента за 1 (один) месяц. Настоящим уведомляем Вас о расторжении Договора в очередном порядке и закрытии расчётного счёта компании XXX OÜ c 26.07.2019. На сегодняшний день у Клиента имеется на счёте свободный остаток. Просим Вас более не кредитовать счёт и вывести свободный остаток со счёта компании не позднее 26.07.2019“. Подписал „старший персональный банкир“.

Почему? За какие грехи? Никаких объяснений. И, главное, что делать с деньгами? Менеджмент мечется между банками, но впустую. Никто не желает открывать счёт, если его перестаёт обслуживать один из банков.

Говорят, удаётся открыть счёт в Латвии (если туда перевести центральный офис). Некоторым удаётся, вроде бы, открыть счёт в Финляндии. Но пока где-то найдётся аэродром приземления, наступает критическая дата. Что делать с деньгами? В банках советуют перебросить на личный счёт собственника или наёмного руководителя. А как это будет выглядеть в налоговом смысле? Плохо будет выглядеть. Может быть расценено как выплата (с неизбежным налогообложением).

Выход находят единственный: кредит работнику. Процентная ставка у такого кредита сегодня исчезающе мала. Деньги с личного счёта лучше не тратить, пока где-то не найдётся банковский приют. А найдётся — кредит сразу можно вернуть. Нет сомнений, свято место пусто не бывает. Где-то, кто-то сообразит, что принявшая эстонских банковских „погорельцев“ экономика получит немалый приток денег, которые — „кровь экономики“. А что же здесь, у нас? Почему-то не бьёт в набат Торгово-промышленная палата. Не волнуется Минфин. По крайней мере, на этот счёт нет информации.

Один из прошлых премьер-министров страны запомнился бизнесу тем, что сказал примерно так: „Нам не важен транзит!“ Неужели нынешний премьер-министр войдёт в экономическую историю тем, что не обращает внимания на падение денежного оборота в стране? Пока что онкология бизнеса развивается. К сожалению.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 14.08.2019


Читать полностью...



Налоги при аренде рабочей силы


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-08-07

С одной стороны, аренда работников стала массовым явлением (особенно, в строительной отрасли). С другой, нет более запутанных отношений между предприятием, где работают „арендованные“ работники и этими самыми работниками. Особенно в налогообложении. В сфере аренды людей можно рассматривать два варианта налогообложения: когда „наши люди“ едут работать в другую страну Евросоюза в качестве арендованных и когда из другой страны Евросоюза „их люди“ едут работать к нам в том же качестве. Почему упор я делаю на перемещении работников в рамках Евросоюза? По той причине, что если речь идёт о взаимоотношениях с третьими странами (в одном или другом варианте), то эти отношения выстраиваются на иных основах, где понятие „аренда рабочей силы“ уже не при чём.

Чтобы упростить разговор о налоговых особенностях при аренде рабочей силы эстонскими предпринимателями рассмотрим пример из присланного читателем вопроса. Звучал он так: „Эстонская фирма берёт в аренду рабочих из Польши. Правильно ли мы понимаем, что польская фирма, направляющая нам работников, выставляет нам же счета за услугу, которые мы оплачиваем и на этом финансовые операции завершаются. Все отношения, связанные с платой за труд, возникают между польской фирмой и работниками, включая налоги по польским законам. У нас налоговых обязательств нет“. Ответ на такой вопрос: „Нет. Не правильно“.

Вернее сказать, такой вариант отношений с эстонским бюджетом возможен, но тогда понятие аренды рабочей силы здесь „не пришей не пристегни“. В таком случае с польской фирмой надо заключать договор подряда, а работники будут приезжать в Эстонию по командировке. Тогда, действительно, на основании договора о выполнении работ расчёты будут идти между фирмами и как осуществляется плата за труд в польской предприятиями мы можем позволить себе не знать.

А в случае, когда польская фирма не имеет отношения к организации работы в Эстонии, не осуществляет руководства людьми в ходе работ, а все эти распорядительные функции за арендатором рабочей силы, который в налоговом смысле выступает в роли работодателя и на нём лежит обязанность вычета и декларирования, а также перечисления в бюджет подоходного налога с нерезидентов. Этот же арендатор (эстонская фирма) обязан регистрировать арендованных работников в регистре работ (там для арендованных работников установлен специальный порядок). При этом оплата подоходного налога является обязанностью эстонского предприятия независимо от того как реально попадают деньги на счета работников: от польской фирмы либо перечисляет им деньги местный предприниматель. Подоходный налог платится здесь. А социальный налог у нас в стране не возникает. Потому что у арендованных работников есть справка по форме A1, свидетельствующая, что где-то (в другой стране Евросоюза) по отношению к работнику осуществляется социальное страхование. Именно по этой причине аренда рабочей силы — механизм внутренний для Евросоюза.

Иногда этим термином пользуются шире, но это уже вольное и неточное его применение. В связи с использованием арендованных работников надо помнить, что в смысле организации их труда и особенно заботы о безопасности ведения работ вся ответственность лежит на той организации, которая работников арендовала. То есть начиная от вводного инструктажа и до спецодежды, а также механизации работ. Неприятности при несчастном случае на производстве у фирмы арендатора окажутся ничуть не меньшими (а скорее всего даже большими), чем в аналогичных случаях с наёмными местными работниками. А возвращаясь к налогам, отметим, что применительно к арендованным работникам действуют также нормы наших законов о специальных льготах.

В общем, вся выгода только в избавлении от налогообложения социального характера. Что немало с позиций эстонского бизнеса, но всё-таки не освобождает его от налоговых обязанностей.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от 31.07.2019


Читать полностью...



Теневую экономику выращивает власть


Пишет Владимир Вайнгорт 2019-07-17

„Что трудности, когда мы сами себе мешаем и вредим“. Это из „Фауста“ Гёте. То есть, не у нас первых таким образом ведутся дела.

Налоговая психология

Отчего „кое-где у нас порой“ некоторые люди исхитряются уходить от налогов? На первый взгляд, по той причине, что налоги большие. Но практика многих стран, где налоги выше наших, свидетельствует: бегут от них, если считают налоговую нагрузку несправедливой либо когда кардинально не согласны с направлениями расходования бюджетных средств.

Сразу заметим: в Эстонии довольно высокая налоговая дисциплина, хотя нам далеко до шведов или датчан, где налоги круче наших, но уклоняться от них жители этих стран считают ниже собственного достоинства. Теорией и практикой налогообложения многократно доказано: тотальный контроль и жестокость наказаний за неуплату налогов не обеспечивают исполнения налоговых законов. Мы, конечно, не сталкивались с „маски-шоу“ вооружённой автоматами налоговой полиции (что не редкость на постсоветском пространстве), наоборот, наш опыт дал примеры, когда снижение налоговых ставок или отказ от контроля приводили к росту бюджетных поступлений. Так было в начале 2000-х, когда обнулили налог с прибыли предприятий, и так происходит сейчас с налогами от использования служебных автомобилей для личных поездок. Много лет чего только по этому поводу не придумывали. Аналог путевых листов вводили, контрольные сверки километража пробега с расходом топлива делали — а с начала прошлого года контроль за уплатой такого налога, практически, не ведут (хотя в законе довольно жёсткие правила есть). И, что интересно, многие предприниматели без нажима декларируют и платят немалые суммы налогов, признавая наличие личных поездок. Как сказал один знакомый: „Из чувства самоуважения. Мне нравится, что меня не ловят, и я не хочу в ответ на доверие плевать налоговикам на спину“.

Но, к сожалению, наша практика даёт примеры иного рода, когда законодатель активно стимулирует стремление уйти в налоговую тень.

Государство в роли наперсточника

Например, по закону о налоге с оборота — если сделка по оказанию услуг или продаже товара состоялась и от одного лица другому выставлен счёт, то фирма-поставщик либо исполнитель услуг обязана уплатить налог с оборота (20% от цены сделки) независимо от того, получены по счёту деньги или нет. Известны примеры банкротств по этой причине. Но законодатель неумолим. И сам бог велел в этом случае закон обойти из-за его явной несправедливости. По той же причине не исполняют налогоплательщики закон о подоходном налоге от продажи квартир. Мне, скажем, всегда страшно объяснять какой-нибудь старушке, что у неё законно требуют отдать в бюджет 20% полученных от продажи квартиры денег, поскольку после смерти мужа (на которого квартира была приватизирована) она год жила у дочери, а квартиру сдавала и честно платила налог от арендной платы. Но понадобились деньги на операцию и квартиру продала. Страшно, что хлопнется бабушка в обморок, поняв свою ошибку: не платила бы налог с аренды — кто бы узнал, что она не использовала квартиру для собственного проживания. И если бы муж её перед уходом из жизни продал жильё, налога бы тоже не было. „Как же так, — сокрушалась одна пожилая женщина. — Мы ведь с мужем прожили в этой квартире 50 лет и такая несправедливая разница в правах: он бы продал — нет налога (поскольку он приватизировал), я продаю — отдай налог, да ещё такой большой“.

Именно по этой причине наследники собственников приватизированных квартир не легализуют аренду жилья, чтобы в случае продажи квартиры правдами или неправдами доказывать собственное там проживание. Расчёты показывают, распространи законодатель освобождение от налога на продажу приватизированных квартир наследниками — бюджет получил бы весомую прибавку от налога с арендных платежей.

Когда „без радости любовь“

Много лет мне пришлось участвовать в работе комиссий по повышению уплаты налогов в Нарве и Маарду. Труднее всего было объяснять отдельным нарушителям закона, что их согласие получать „теневую“ зарплату обернётся для них же маленькой пенсией. Не потому трудно, что математику не воспринимали. А по той причине, что обида на государство для многих оказывалась сильнее расчётов. Например, почти всегда спустя месяц-другой после налёта на фирму (где все говорят на русском) языковой инспекции и владельцы, и работники в трогательном согласии уводили в тень взаиморасчёты по зарплате, чтобы не платить налоги с больших сумм, чем требует закон о минималке. Предприниматели-неграждане чаще применяют различные схемы оптимизации налогообложения. Кто бросит в них камень, понимая, что государство дискриминирует их в правах. И не потому ли недавно опубликованный анализ Налогово-таможенного департамента показывает, что из-за выплат „конвертных“ зарплат бюджет недополучает почти 90 млн евро.

Формулировке „нет налогов без представительства“ более двухсот лет и нет учебника по налоговому праву, где бы не говорили об истории появления этого лозунга. Но, увы, книги не работают сами по себе, хотя в тех же учебниках можно было найти примеры неудач борьбы с пьянством „в одной отдельно взятой стране“ с помощью налогов без понимания целостной ситуации на общем экономико-географическом пространстве. Есть научно обоснованная „кривая Лаффера“, показывающая обратную зависимость между собираемостью налогов и их ставками. Существуют построенные на этой теоретической базе, алгоритмы расчёта темпов роста теневой экономики в зависимости от увеличения налоговой нагрузки на малооплачиваемые слои населения. Впрочем, без всякой теории Швейк сформулировал народную мудрость примерно так: „Правительство, поднимающее цены на пиво, долго не усидит“.

Практика многих демократических стран свидетельствует, что теневая экономика как шагреневая кожа сокращается только по мере роста ощущения массой населения справедливости налоговой системы. Сейчас у нас сложилась удачная ситуация: у власти правительство популистов. А термин популизм далеко не всегда несёт на себе негативный оттенок. Это может означать принятие властью решений поддерживаемых абсолютным большинством населения, которое достаточно хорошо чувствует: государство — это мы или это — они. Длина экономической тени от реальности той или иной формулировки зависит напрямую.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от 10.07.2019


Читать полностью...



Круг помощи бухгалтерам с разным опытом работы:

Журнал «Налоги и бухучёт» 24 номера в год. Подписчики имеют право Получать скидку 15 % при оплате семинаров по актуальным проблемам бух- и налогового учёта Получать скидку 50 % при оплате книг и приложений к журналу по отдельным вопросам Бесплатно участвовать в интерактивных консультациях по вторникам с 12:30 до 14:00 Получать скидку при оплате за переводы законов и инструкций СБУ Бесплатно получать телефонные консультации аудитора по четвергам с 10:00 до 12:00 Курсы для начинающих или имеющих перерывы в работе, а также курсы обучения бухгалтерскому учёту
OÜ Kardis является партнером по карте обучения Эстонской Кассы по безработице
Бухгалтерам, имевшим большой перерыв в работе, а также специалистам с небольшим опытом работы, предпринимателям, желающим разобраться в бухучете собственной фирмы, а также тем, кто хочет освоить профессию бухгалтера: пояснения программ, порядок действий, контактные данные
OÜ Kardis on Eesti Töötukassa koolituskaardi koostööpartner
Raamatupidaja täiendkoolitus: koolituste kava ja sisu ja metoodilised selgitused

Последние добавления в платную зону:

Журнал «Экспресс-консультация» № 22

Журнал «Экспресс-консультация» № 21

Журнал «Экспресс-консультация» № 20

MOSS. По состоянию на 01.01.2019

Журнал «Экспресс-консультация» № 19
Квартирное товарищество: проблемы и решения
Подпишитесь на журнал „Налоги и бухгалтерский учёт. Экспресс-консультация“. Станьте подписчиком за 2 минуты!

Вы 3211206-й посетитель этого сайта

+372 645 2257, 645 2258, 645 9268, 641 8265
© 2011—2018, OÜ Kardis