Приглашаем коллег-бухгалтеров принять участие в ближайших семинарах:
14.12
среда
11:30—16:00 В Нарве. Налоговая школа — 6-й уровень. Курс подоходного и социального налогов
ведут Елена Коростелёва и Тимур Скоряк
19.12
понедельник
10:00—14:00 Налоги в 2017 году и перспективы 2018 года
ведёт Лассе Лехис
Хотите стать бухгалтером? Обращайтесь в „Кардис“! Бухгалтерские курсы по 80-часовой программе Курсы бухгалтеров
„Кардис“ проводит курсы начинающих бухгалтеров по вечерам, курсы повышения квалификации бухгалтеров — утренние и вечерние, отдельные семинары по бухучету и налогообложению.

Мы являемся официальным партнером Кассы по безработице. Мы постоянно аттестованы Министерством образования и науки, и наши слушатели гарантированно получают возврат подоходного налога (20 %) от стоимости обучения, при условии заполнения налоговой декларации (если они сами оплачивают обучение, а не учатся от кассы безработных или от своей фирмы).
Новости

Ненужные сложности


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-11-23

В нашей деловой практике не проходит месяца, чтобы не пришло хотя бы несколько вопросов касающихся непонятного усложнения самых простых хозяйственных операций. Особенно изобретательны в этом смысле предприниматели, пытающиеся таким способом уйти от появления специальной льготы (и соответствующих налогов) в связи с использованием легковых автомобилей.

Например, на прошлой неделе спросили: „Как правильно оформить оплату фирмой топлива, приобретённого для заправки личного автомобиля работника, который едет на этом автомобиле в командировку?“ Похоже на вопрос из старого анекдота о том, зачем в имени Миша буква „т“. „Там нет буквы т“, — говорят спрашивающему. Но он упорствует: „А если вставить?“

Законодатель установил, что при поездке на личном автомобиле в командировку работнику возмещаются „расходы, непосредственно связанные с использованием легкового автомобиля“ (в первую очередь — это оплата топлива). Нет ничего проще: бухгалтерии предприятия передаются документы, подтверждающие оплату заправки и на основании примерного расчёта расхода топлива работник получает безналоговые деньги. Зачем „вставлять“ в процесс заправки фирму — абсолютно не понятно.

Другой пример ненужного усложнения хозяйственных отношений опять же связан с легковым автомобилем. Вопрос (из тех, что задают часто) сформулирован таким образом: „Руководитель фирмы в рабочие дни ездит на служебном автомобиле только по делам. А на выходные берёт автомобиль фирмы в аренду. Можно ли в качестве рыночной цены принять рассчитанную суточную цену лизинга, поскольку автомобиль находится в аренде пользования, а заправку его на дни аренды руководитель осуществляет сам (проверку ведёт бухгалтерия на основе данных одометра и среднего расхода топлива на километраж в разных условиях). Представьте себе, уважаемый читатель, эту процедуру? Если, конечно, по пятницам остатки бензина из бака не сливают в отдельную канистру, а в понедельник льют обратно. Изложенная в вопросе схема отношений совершенно соответствует букве „т“ в имени „Миша“. И всё ради того, чтобы не платить налоги со спецльготы и не вести учёта поездок. Хотя, если учёт служебных поездок не ведётся, то специальная льгота появится непременно (независимо от „аренды на выходные“).

Чемпионом по искусственным сложностям можно признать ещё один автомобильный вопрос: „Фирма приобрела легковой автомобиль, который периодически целыми днями стоит в гараже, поскольку ездит на нём член правления (постоянно живущий в Лондоне) во время своих командировок в Таллин. На эти дни член правления арендует автомобиль у фирмы и платит по цене принятой в Таллине для аренды легковой машины по дням. А оплату по приходному ордеру мы ему компенсируем как расход на трансфер во время командировки. То есть, по нашему мнению, никто не несёт денежных потерь: ни фирма, ни член правления. И никто не ведёт учёт поездок. И нет оснований для появления специальной льготы. Не ошибаемся ли мы?“

Не правда ли, сразу и не въедешь в эти сомнительные платы и компенсации самим себя. И всё ради того, чтобы не вести простенький учёт поездок, где по каким-то дням будет нулевой пробег, а по каким-то появится километраж реальных поездок (в том числе от гостиницы, где живёт командированный член правления, до его рабочего места и обратно). Чего проще?

Есть ещё одна группа вопросов, в основе которых аренда легковых автомобилей у членов правлений или собственников товариществ. Причина: с новой маленькой фирмой не оформляют лизинговый договор, а с её собственником — легко. Дальше обладатель договора тут же сдаёт автомобиль в аренду предприятию. Чтобы не утонуть в деталях заметим две особенности такой, вполне разумной, сделки. Во-первых, рыночная цена аренды и есть цена лизинга пользования. Во-вторых, с арендной платы удерживается подоходный налог. И, наконец, чтобы арендная плата не стала способом замены зарплаты (поскольку с рентного дохода у нас нет социального налогообложения), желательно, чтобы такая плата не превышала лизинговых платежей (может быть, разумным будет сделать её выше только на величину налога).

Любые усложнения в этих делах — от лукавого.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  16.11.2016


Читать полностью...



Алгоритм реализации налоговой льготы


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-11-16

Заканчивающийся 2016 год — первый, когда действует новая норма налогообложения рентного дохода физического лица от сдачи в найм жилья. На специфическом жаргоне эта норма иногда рассматривается как снижение налоговой ставки на такой вид дохода. Например, таким образом используют её в разного рода бизнес-расчётах (для простоты счётных операций). Но если пользоваться законом в строгом соответствии с его текстом, то никакого упоминания о снижении ставки подоходного налога в случае получения физическим лицом денег за сдачу жилья в найм там нет.

Новые нормы по этому поводу действующие с 01.01.2016, появились в Законе о подоходном налоге в 2015 году. Одна в статье 31 прим разрешила в декларации о доходах физического лица вычитать „в покрытие связанных с наймом расходов 20 % от оплаты найма жилого помещения“. При этом расходы не надо доказывать (то есть, несущественно: были они вообще — не были). Вторая норма содержится в 1-й части 16-й статьи того же закона. Смысл её в том, что в сумму дохода от аренды не входит плата за услуги и действия наймодателя или третьего лица, связанные с пользованием помещением. То есть, в основном, это касается оплаты коммунальных и аналогичных услуг.

Рассмотрим, как действуют эти нормы в смысле налогообложения, например, в случае найма жилого помещения юридическим лицом у физического лица. Для юридического лица — нанимателя всё осталось так, как было до нынешнего года. То есть, от платы за найм, указанной в договоре и фактически передаваемой физическому лицу (перечислением или наличными деньгами) юридическое лицо удерживает подоходный налог по ставке 20 %. Никакого уменьшения налога в связи с нормой статьи 31 прим плательщик не делает. Норма эта не про него (хотя пересчитать налог было бы легко).

Изменение касаются физического лица — наймодателя. Он по итогам 2016 года составит свою декларацию по подоходному налогу (даже если раньше он её не подавал и других причин, кроме уменьшения налогообложения дохода от сдачи жилья в найм, у него для составления декларации нет) и подаст её в установленный срок. В этой декларации будет уменьшена на 20 % налогооблагаемая сумма, полученная за сдачу жилья в найм. Но поскольку юридическое лицо при ежемесячных выплатах за найм уже произвело налогообложение под двадцатипроцентной ставке подоходного налога, у физического лица возникнет переплата подоходного налога. А дальше вступят в действие нормы 46-й статьи Закона о подоходном налоге, в 6-й части которой сказано, как происходит возврат переплаченного налога. Операцию с декларацией наймодатели жилья впервые проделают весной следующего — 2017 года. Естественно, рассчитывая подлежащий налогообложению доход, обе стороны учтут, что в сумму дохода не входят побочные расходы, о которых уже шла речь.

Новые нормы налогообложения рентного дохода от сдачи жилья в найм призваны стимулировать вывод таких сделок из тени. Насколько результативной окажется такая мера — станет ясно после обработки деклараций за 2016 год.

Пока вопросы, связанные с изменениями в Законе о подоходном налоге, идут только от бухгалтеров юридических лиц, арендующих жилые помещения у лиц физических. Этот случай мы подробно рассмотрели. А что касается съёма квартир физическими лицами — похоже — большого интереса новая льгота не вызвала. Но для принятия окончательного решения у квартиросдатчиков есть ещё, как минимум, четыре месяца. Сейчас самое время им об этом подумать.

В соседней Латвии поступили более радикально. Там снизили ставку налога на доход от сдачи жилья. И, похоже, это даёт результат в части снижения теневых расчётов. Но у нас свой путь. Поживём — увидим, куда нас он приведёт?

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  09.11.2016


Читать полностью...



Плата за учёбу и налог


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-11-09

Начался учебный год и с начала сентября по сию пору растёт число обращений, связанных с налоговыми аспектами платного обучения.

Первая группа вопросов касается налоговой льготы физическому лицу, который несёт учебные расходы. Льгота предусмотрена специальной статьёй 26 Закона о подоходном налоге и зона её действия достаточно широкая. Любой резидент Эстонии может вычесть из своего годового налогооблагаемого дохода уплаченные им суммы, во-первых, за собственное обучение; во-вторых, за обучение лиц до 26 лет, находящихся у него на содержании и, в-третьих, даже за обучение любого постоянного жителя Эстонии в возрасте до 20 лет.

Сложнее пересказать нормы той же статьи, о том, при оплате за какое обучение и оплате кому снижается налог. Об этом говорится в частях 2 и 2 прим той же 26-й статьи. Если коротенько, то сразу скажем: вернут плату за обучение в любых официально существующих учебных заведениях (школах, вузах, академиях, университетах и т. п.), расположенных в Эстонии и за её пределами. Несколько сложнее обстоят дела с платой за повышение квалификации устроителями разного рода курсов (семинаров, циклов, лекций и т. п.). Об этом как раз и говорится в части 2 прим, где главным критерием для снижения подоходного налога является наличие у обучающей организации специального разрешения на такого рода деятельность. Единственное исключение — даже при наличии разрешения — касается курсов автовождения „моторного транспортного средства категорий AM, A1 и A2, B1“.

Для примера, в обучающей организации, с которой я сотрудничаю, на стене вестибюля висит в рамочке „Koolitusluba“ (разрешение на обучение, выданное Минобром Эстонии с номером и датой, до которой разрешение действует). Значит ли его наличие, что оплата в эту фирму за обучение непременно обеспечит снижение налогообложения? Нет. И здесь возникает проблема, с которой приходится иногда сталкиваться. Наличие разрешения — условие необходимое, но не достаточное. Требуется ещё, чтобы по итогам года обучающая организация подала налоговой службе специальную форму (INF3), где будет список плательщиков за учёбу. По нескольким причинам это иногда не происходит. Либо потому, что обучающая фирма решила чью-то плату официально не отражать. Либо по неряшливости учёта, а то и по незнанию (что особенно часто бывает с т. н. обучением по интересам детей до 18 лет — раньше это называлось кружками).

Чтобы не попасть впросак, рекомендую тем, кому снижение налога в связи с платой за обучение важно — не удовлетворяться разговором вроде того: „Ваша фирма имеет права, обеспечивающие налоговую льготу?“ И ответом: „Конечно, у нас есть koolitusluba“. Целесообразно попросить бумагу, где будет сказано, что фирма, получившая деньги за обучение, гарантирует исполнение ею всех, предусмотренных Законом о подоходном налоге действий для налогового учёта произведённой оплаты за учёбу. Иначе потом попробуй докажи, что вас вольно или невольно обманули.

Но выполнение обучающей организацией требований закона тоже может не дать результата, если общая сумма всех вычетов из налогооблагаемого дохода физического лица (предусмотренных в 25, 26 и 27-й статьях Закона о подоходном налоге) превысит 1200 евро в год и не станет больше 50 % налогооблагаемого дохода.

Вторая группа вопросов связана с относительно новой для нашего налогового права возможностью платить за счёт предприятия за обучение своих работников не только в целях повышения их квалификации, но и за получение т. н. уровнего образования. При этом закон не увязал это обучение с текущими функциями работника. Вполне возможно, что оплата фирмой образования как раз связана с новыми функциями работника, а может быть даже планируемыми видами деятельности этой фирмы.

Для безналоговой оплаты обучения важно, чтобы были оформлены отношения работника и предприятия в соответствии с положениями Закона о трудовом договоре. Важно также подчеркнуть, что при наличии разумных доказательств (без насилия над здравым смыслом) — платить за обучение работника можно не оглядываясь на родственные связи таких работников с руководством или собственниками бизнеса.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  02.11.2016


Читать полностью...



Чем проще, тем лучше


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-11-02

Мне пришло письмо от бухгалтера из Нарвы, где рассказана история типичная для сегодняшнего бизнес-сообщества.

Литовец, член правления эстонской фирмы, в прошлом году провёл в Нарве 212 дней (но не подряд). За его проживание в гостинице фирма уплатила почти 13 800 евро (по 65 евро в сутки). Он бы с удовольствием жил в квартире, чтобы всякий раз не таскать папки из конторы в гостиничные номера, вещи некоторые держал бы в квартире, еду иногда готовил. И стоила бы такая квартира на весь год не дороже гостиницы. Но, — пишет бухгалтер, — юрист обслуживающий фирму считает, что съём постоянной квартиры для проживания члена правления вызовет специальную льготу и следовательно, к её цене добавятся налоги. Тогда квартира станет дороже гостиницы. Юрист предложил другую схему: купить квартиру (благо, они сейчас в Нарве дёшевы), внести её в капитал специально созданной фирмы-оператора (обозначив целью деятельности дочернего предприятия гостиничный бизнес) и платить по счетам этой фирме посуточно за каждую командировку. При такой схеме отношений деньги, практически, будут вращаться в пределах общего хозяйства. В этом смысле схема вполне реальна. Но сложностей с ней не будет до тех пор, пока она целиком не станет предметом рассмотрения налоговой службы, которая, скорее всего, увидит за этими всеми операциями прикрытую сделку по оплате постоянного жилья для члена правления. Почему? Потому, что всё окажется очень сложно организовано.

Намного проще снимать квартиру у физического лица — предпринимателя или просто у физического лица. В первом случае ПФЛ будет выдавать счета посуточно. Во втором — владелец квартиры станет пользоваться для той же цели „кассовым приходным ордером“. И в обоих случаях они уж как-нибудь сообразят рассчитать суточную цену таким образом, чтобы она покрывала и то время, когда квартирой литовец не будет пользоваться. Кстати сказать, любая гостиница, рассчитывая суточную стоимость номера, тоже закладывает в неё время простоя номеров. А заполнение в течение года более 60 процентов — вполне приемлемая для гостиничного бизнеса величина. Правда, в письме бухгалтера говорится, что многие владельцы квартир „не желают светиться“ и никаких бумаг (то есть, кассовых расходных ордеров), где видны их данные, оформлять не станут.

Это, конечно, серьёзное препятствие, но на рынке гостиничных услуг сегодня конкуренция высокая. Тем более, на рынке посуточной сдачи квартир. И, наверное, всё же теневой сектор здесь не преобладает. По крайней мере, клиент, гарантирующий 60-процентную (на протяжении года) заполняемость квартиры — птица редкая и его заполучить мало кто откажется (даже если ценой сделки станет необходимость уплаты налога).

Всё-таки съём жилья для поселения члена правления во время командировки логичнее, чем покупка квартиры для той же цели. Из этих соображений здравого смысла и надо исходить при планировании хозяйственной операции. Чем она проще — тем меньше шансов на повышенное внимание налогового управляющего. Тем более, в рассматриваемой ситуации прятать-то нечего.

Квартира, принадлежащая фирме, используемая как гостиница для проживания одного человека, (всё-таки — на самом деле — может оказаться, что с командированным членом правления приезжает и жена) всё-таки очень похожа на постоянное жильё и с таким решением лучше не связываться, другое дело, если в квартире, принадлежащей фирме, живут разные работники, выезжающие в командировку. Но это уже другой случай.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  26.10.2016


Читать полностью...



Что это было?


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-11-02

Долгие выборы президента позволили многим политическим обозревателям блеснуть чувством юмора. Не говоря о доброхотах интернета, стебавшихся на полную катушку.

А ведь, действительно, наши демократические институты вели себя на манер Агафьи Тихоновны из гоголевской „Женитьбы“. Помните: " Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколь-нибудь развязанности, какая у Балтазара Балтазаровича, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича — я бы тогда тотчас решилась„. Всё шло впрямь по гоголевскому тексту: „Такое затруднение — выбор! Если бы еще один, два человека, а то четыре. Как хочешь, так и выбирай“.

То есть, получился у нашего политикума такой смешной „вывих“ демократии? Да, если не применить ко всему происходившему (включая неожиданный хэппи-энд) аршин системного анализа. А если им смерить, то выглядит президентская история очень даже серьёзно.

Но сначала давайте об уходящем президенте замолвим доброе слово.

Вот уж был объект для шуток

И вправду, в сравнении с предшественниками он смотрелся, мягко говоря, не солидно — поразительно напоминая на иных фотографиях героев диснеевских мультфильмов. И по отношению к брутальной мужественности Леннарта Мери и к мягкой классической интеллигентности Арнольда Рюйтеля — уж очень был не харизматичен этот Ильвес. Да и вёл себя соответственно: в начале эстонской карьеры — сомнительная квартирная сделка, в самом конце — не менее сомнительно загнанный лес. А уж что касается семейной жизни... Никакой тебе солидности. В общем, янки при дворе эстонского президенства.

Но в этом, на самом деле, и состоит его великая и навсегда теперь уже непреходящая роль в истории страны. Он десакрализировал президентскую должность. Доказал, что не отцом нации, не моральным авторитетом и, тем более, не обладателем высшей истины президент не является. Что он — просто высокопоставленный чиновник, не более того. При этом именно в качестве честного чиновника вполне бесстрашно противостоял мракобесию: заняв чёткую демократическую позицию и в ситуации с „Pussy Riot“ и с карикатурами в парижском еженедельнике, и по отношению к российским оппозиционерам, и, к современному пониманию семейных отношений. Отдадим ему должное — президент противостоял клерикализации общества и заскорузлой традиционности во всех жизненных ситуациях.

Без такого президентства вряд ли это кресло заняла бы евросоюзовская чиновница. Другой вопрос: была ли процедура её назначения проявлением демократии? Чьей и для кого? Или ко всему происходившему вполне относима знаменитая пушкинская ремарка из „Бориса Годунова“: „Народ безмолвствует“.

„Постдемократия“ в действии

В начале двухтысячных стала бестселлером книга английского социолога и системотехника Колина Крауча „Постдемократия“. Там доказывалось, что демократия основанная на силе среднего класса (обеспечившая рост после Второй мировой войны социальных государств) превратилась в пустую скорлупу, на которой написаны слова о свободных выборах, партийной конкуренции, правах человека, прозрачности принятия решений государством, а ядро ореха укатилось напрочь. Энергия реальной политики на самом деле перешла к немногочисленным элитам, концентрирующимся вокруг властных центров (механизм образования которых подлежит изучению, поскольку представляет собой многофакторную систему, где финансовая состоятельность является только одним из факторов). Нам в Эстонии не надо доказывать, что нынешние партии отнюдь не строятся на идеологических принципах. Они, на самом деле, обычные бизнес-проекты, руководители которых готовы к любым компромиссам, соединениям — разделениям — поглощениям. Всё решает только „цена вопроса“ и степень допуска к властным функциям.

То, о чём пишет Крауч, было блестяще показано „здесь и сейчас“ в ходе прошедшей президентской „демократической“ оперетты. По мнению Крауча и многих других исследователей-системщиков „постдемократия“ является отражением неолиберальной экономики. Когда новые экономические элиты абсолютно уверены в незыблемости сверхдоходов от финансовых спекуляций и прекрасно защищены от уходящих, как Атлантида, в воды времени элит, зарабатывающих в сфере производственной деятельности.

Что неясно брезжит впереди?

Обопрусь ещё раз на Николая Васильевича Гоголя, заметившего, что „стоит только попристальнее вглядеться в настоящее — и будущее вдруг выступит само собой“.

А вглядевшись — поймём, что наши демократические институты приобретают формально-ритуальный характер „когда за спектаклем электоральной игры — по Краучу — разворачивается непубличная действительная политика“. И когда на решения исполнительной власти, давно уже влияет не мнение большинства и даже не представительное правление, а несколько топ-фигур из политической и бизнес-элиты.

Кстати сказать, эти элиты активно демонтируют даже видимость демократического представительства. Как это сделано недавно у нас, когда узаконили право одним и тем же лицам представлять „народ“ на государственном и на муниципальном уровне. Тем самым поправ демократические представления о диалектических противоречиях, принимаемых на этих уровнях решений, и наплевав на узаконенный конфликт интересов разноуровневых „народных избранников“.

Затянувшийся фарс квазимногопартийных выборов президента на глазах изумлённой публики грубо прервали, выведя на поклоны и аплодисменты актёра вовсе в спектакле не участвовавшего, продемонстрировав тем самым, как в реальности принимаются решения. Получилась великолепная иллюстрация словам из книги Крауча, что „серьёзное обсуждение общественных проблем подменяется лозунгами, за которыми может скрываться всё что угодно“.

Наивные предположения, которые в изобилии публиковались и произносились, демонстрировали только полное непонимание особенностей постдемократии, в которой мы по факту живём.

И странно было бы полагать, что Эстония вдруг взяла да и выпала из мирового социально-политического тренда. А европейская дискуссия о будущем полна драматизма и альтернативы возникают пугающие. Но это уже иная тема. Для тех, кто желал бы почувствовать нерв дискуссии — рекомендую прочесть ещё одну (только что вышедшую на русском языке) книгу Крауча „Как сделать капитализм приемлемым для общества?“.

Впрочем, к нашей теме это уже не относится.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от  26.10.2016


Читать полностью...



Свой-чужой автомобиль


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-10-26

Расширение сферы деятельности эстонских фирм за пределы государственной границы „на все четыре стороны“ приводит к тому, что близко ли, далеко ли, но точно за рубежом, появляются работники или члены правлений эстонских фирм. И, понятное дело, чаще всего для выполнения своих функций они пользуются легковыми автомобилями: личными или принадлежащими эстонским фирмам. Естественно, возникают вопросы — насколько применимы в таких случаях наши местные налоговые требования?

Скажем, среди членов правления эстонской фирмы два зарубежных жителя — один рижанин, второй ростовчанин. И оба ездят на личных автомобилях. Как им компенсировать затраты: обоим по одной нашей эстонской схеме, рижанину по латвийским правилам, а ростовчанину по российским, ни там, ни там не компенсировать, поскольку они оба не резиденты? Можно придумать и другие более экзотические решения. Но, на самом деле, всё просто: в рассматриваемом случае мы не только имеем право, но и обязаны применять нашу норму по компенсации расходов, если используются личные автомобили для служебных поездок. При этом, так же как у нас, „личным“ считается любой автомобиль не принадлежащий фирме, ведется учёт поездок и выплачивается компенсация из расчёта 0,3 евро за километр учтённых служебных поездок, но не более, чем 335 евро в месяц. На недоумённые вопросы, вроде того, что учёт километража где-нибудь, в Саратове или каком-нибудь Тейково Ивановской области, равно как и в окрестностях Глазго — для таллинской бухгалтерии равнозначен учёту расстояний, скажем, между марсианскими каналами — наше налоговое право ответа не даёт. Подразумевается, что фирма свои расходы контролирует и учёт умеет проверять, а предполагать, что налоговая служба будет по карте какого-либо города проверять километраж, вряд ли стоит.

Несколько сложнее ситуация с легковым автомобилем принадлежащим эстонской фирме, но используемым за рубежом работником или членом правления этой фирмы. По части подоходного налога здесь тоже вопросов не должно быть. Пользуемся теми же правилами, что и для налогообложения расходов на служебный автомобиль в Эстонии. То есть, если ведётся учёт поездок, то на основе его сравнения с пробегом, учтённым измерительной аппаратурой автомобиля, выявляем километраж личных поездок и рассчитываем размер специальной льготы, а если учёта поездок нет — платим налоги со специальной льготы размером в 256 евро. В этой ситуации тоже учёт поездок выглядит несколько странно, но... действуем, как велит закон.

Сложнее ситуация по налогу с оборота. Почти во всех европейских и неевропейских странах цена топлива включает в себя налог с оборота (или его аналог) по ставкам и правилам тех стран, где ведётся заправка автомобиля. И если в другой стране эстонское предприятие имеет право востребовать уплаченный налог с оборота и это делает, то — после получения денег — у бухгалтера эстонской фирмы неизбежно возникает вопрос: как быть с нормой нашего законодательства, ограничивающего право на зачёт уплаченного НСО 50 %?

Во-первых, операция возврата налога из другой страны — дело небыстрое: чаще всего, расход понесён в один год, а возврат происходит в другой. Во-вторых, ни расход, ни возврат эстонская фирма не декларирует (наша декларация для этого просто строчек не имеет). То есть, даже если какой-либо бухгалтер захочет внести в эстонский бюджет 50 % возвращённого фирме уплаченного налога в другой стране — он не сумеет это документировать. И закон об этом ничего не говорит.

В общем, если возврат налога от расходов, связанных с легковым автомобилем вне Эстонии кому-то удался, то можно считать, что ему повезло вдвойне. Насколько это носит массовый характер — данных нет. И потому трудно ответить ещё на один вопрос: надо ли добиваться в этом деле ясности?

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  19.10.2016


Читать полностью...



Малоприменяемая льгота


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-10-19

Закон о подоходном налоге содержит интересную норму, которой активно пользуется розничная торговля. Речь о том, что „подоходным налогом не облагается переданный в рекламных целях товар или оказанная услуга, стоимость которых без налога с оборота не превышает 10 евро“ (статья 49, часть 1). Учитывая неоднократные разъяснения насчёт того, что между таким рекламным подарком и рекламируемыми товарами либо услугами совсем не обязательно должна быть хоть какая-нибудь связь, рекламщики, а то и сами продавцы магазина, где продают холодильники, например, объявляют: покупатель морозильной камеры с 29 по 31 декабря, получит в подарок... новогодний торт (набор шоколадных конфет, бутылку шампанского, специальную коробку для хранения фруктов). Парфюмерный магазин обещает покупателям, чек которых выше 50 евро, талон на бесплатный массаж отдельных частей каких-либо конечностей. И т. д. и т. п. Всё это называется стимулированием покупателей в месте продаж. Чтобы исключить налоговый риск в этом деле, специалисты советуют соблюдать два правила: во-первых, дарение должно быть безадресным (то есть, получатели рекламного подарка продавцам неизвестны) и массовым (то есть, все, кто соответствовал объявленным условиям).

Но реклама не ограничивается стимулированием покупок в розничной торговле. Она присутствует и в случае активизации продаж товаров производственного назначения, где круг потребителей хорошо известен (как и круг потенциальных покупателей). Для этих кругов выпускаются и рассылаются специальные каталоги, а также используются другие способы распространения информации о товарах и услугах. Товаропроизводители широко пользуются разными поводами напомнить о себе. Например, рассылкой поздравительных открыток, настольных и настенных календарей оригинальных конструкций и оформления, распространением сувениров и канцелярских приспособлений с лого фирмы-производителя, а также вручением памятных адресов, если случается юбилей у постоянного или потенциального покупателя — юридического лица. Многие специалисты налогового учёта считают, что расходы на саму рекламную продукцию рассылаемую по любым каналам связи (каталоги, календари, журналы и т. п.), а также поздравительные открытки или адреса не попадают под налогообложение, но когда к этому великолепию прилагается какой-либо предмет или право на услугу потребительского характера, то мы имеем дело с подарком и возникает подоходный налог (по норме 20/80). То есть, норму о безналоговом рекламном подарке в пределах 10 евро к этому случаю применять не считают возможным. По непонятным причинам. Поскольку в самой норме нет и тени указания на то, что безналоговый рекламный подарок не может быть адресован юридическому лицу.

Определяющим, очевидно, должно быть понятие „рекламная цель“. Ясное дело, что таковой вряд ли будет единичный случай. Но если запланирована и реализуется рекламная кампания, например, в такой форме: всем оптовым покупателям продукции её производитель по итогам года рассылает благодарственное письмо, а заодно каталог новой продукции, календарь с лого фирмы-производителя на следующий год и ко всему этому прикладывает бутылку вина с прикреплённым к ней собственным фирменным знаком, или, скажем, штопор для открывания бутылок в коробке с фирменным лого, или банку мёда с наклейкой где, снова-таки, лого фирмы и, если вино, штопор, мёд стоили не дороже 10 евро, непонятно, почему к этим предметам не применить льготную норму о рекламном подарке. Также, как если по плану рекламной кампании такой же набор рассылается и потенциальным потребителям.

Любой рекламщик понимает, что каталог продукции, направленный почтой вряд ли преодолеет барьер в лице секретаря и на стол руководителя фирмы потенциального покупателя не попадёт. Но доставленная посыльным красиво упакованная корзинка, где вложена и типографская продукция и бутылка (коробка, банка) — скорее всего — будет передана руководителю. Возьмём в расчёт и то обстоятельство, что с единичного рекламного подарка (даже превышающего десятку евро) подоходный налог не разорителен. Но если в ходе рекламной кампании рассылается сотня-другая рекламных подарков — уплата налога может вылиться в существенную величину. Чтобы этого не произошло, надо не лениться и тщательно оформлять документацию рекламной кампании (где ясно видны её цели, технология проведения, смета, ожидаемый эффект, список рассылки рекламы). Только и всего.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  12.10.2016


Читать полностью...



У каждого закона свои понятия


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-10-12

Иной раз читаешь решения Государственного суда по налоговым спорам и прямо „зло берёт“: где же вы раньше были, господа хорошие, с вашими умными объяснениями? Казалось бы, чего стоило взять любой налоговый закон и откомментировать всем составом Коллегии Госсуда. Сколько зря уплачено бизнесом денег по решениям налоговых служб? Сколько денег потрачено на длинную судебную дорогу, пока Госсуд признаёт претензии налогового администратора противоправными?

В апреле нынешнего года, например, состоялось принципиально важное решение Высокого суда по ситуации, в которой не только работники Налогово-таможенного департамента, но и большинство специалистов налогового учёта увидели бы явное налоговое нарушение. C тем, что нарушение имело место быть, согласились первая и вторая судебные инстанции. А Госсуд им всем сказал: „Вы неправы! Закон не был нарушен! Просто надо уметь его читать!“

Ситуация такая: некоммерческая организация экологической направленности не только разговорами борется за чистоту сельхозпродукции, но и сама развивает чистое скотоводство в промышленных масштабах. Для содержания стада НКО использует ограждение с т. н. электрическим пастухом. Оборудование недешёвое. А поскольку для огораживания расширяющегося пастбища (в связи с ростом стада) средств от собственной деятельности у НКО не хватало — ему дали дотацию в рамках экологической программы. Эти средства покрыли на 100 % потребность в дополнительных инвестициях, в результате чего НКО смогло значительно увеличить площадь выпасов. НКО налогообязано по налогу с оборота и потому был зачтён входящий налог от всей стоимости построенного на дотационные деньги ограждения.

Налоговики с этим не согласились. Они сочли, что зачёт уплаченного НСО можно осуществлять только на основании пропорции расходов на деятельность обеспечивающую продажу продукции ко всей деятельности (включая ту, что осуществлялась НКО для его уставных „экологических“ целей). Расчёт, который сделал НТД, показал, что бизнес занимает во всей деятельности НКО только 10 %. В результате было выдано предписание и сумма зачёта снизилась на 1884,33 евро.

Коллегия Государственного суда отменила это предписание, заодно аннулировав решения двух судов (местного и окружного), и признало право зачёта включённого НСО изначально продекларированное НКО.

В законе о НСО, действительно, есть норма, что если налогообязанный использует приобретаемый товар для целей, связанных и не связанных с предпринимательством, то право на зачёт „входящего НСО“ возникает только в доле, обеспечивающей предпринимательство (т. е., производство товаров и услуг на реализацию). Но в том же законе сказано, что предпринимательство — самостоятельная хозяйственная деятельность, в ходе которой происходит отчуждение товара или оказание услуги, независимо от цели или результата деятельности. С учётом этой нормы процитируем мнение Коллегии Госсуда, которая разъясняет, что „термин «предпринимательство» применительно к налогу с оборота является автономным понятием, которое следует наполнять через содержание хозяйственной деятельности конкретного субъекта. Содержащиеся в других правовых актах дефиниции «предпринимательства», «предпринимателя» или «хозяйственной деятельности» не могут применяться при трактовке закона о налоге с оборота. Выражение в части 2 статьи 2 закона о НСО «независимо от цели или результата деятельности» указывает на нейтральность налога с оборота, прежде всего, на то, что правовая форма субъекта или цель зарабатывания прибыли не существенны с позиции обложения налогом с оборота“.

И дальше говорится: „Цель налога с оборота как налога на потребление — обременить конечного потребителя. С позиции потребителя неважно, с какими намерениями или посредством какой правовой формы действует субъект, продающий товар или оказывающий услугу. Так же как форма паевого товарищества автоматически не означает права вычета включенного налога с оборота, не может и сама по себе форма некоммерческой организации, целевого учреждения или публично-правового лица исключать или ограничивать вычет включенного налога с оборота“.

Цитировал бы и цитировал, но размер статьи... Хотя для любого НКО решение Госсуда — именины сердца. Им всем непременно надо прочесть опубликованное решение этого суда по делу № 3-3-1-10-16 от 25.04.2016. Потому, что у реально работающих НКО похожие ситуации возникаю часто. А Госсуд, увы, наперёд мнения своего по принятым законам не высказывает. И, говоря серьёзно, вряд ли он может предусмотреть заранее все повороты мысли налоговых служб.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  05.10.2016


Читать полностью...



Лечить экономику нельзя частями


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-10-12

Всякое сообщение сильно выигрывает, если его автор представляет, о чём говорит. Шутка вполне уместна в связи с массой публикаций, последнего месяца по поводу нехватки денег у Больничной кассы.

Экономический тришкин кафтан

Найти 33 млн евро (вроде бы, столько не достаёт нашей медицине в этом году) в бюджете страны невозможно. Нет у казны тумбочки, где такие деньги свободно лежат. Советы насчёт обложения акцизами сахара или увеличения налоговых ставок не реализуемы. Как и советы по снижению расходов в системе здравоохранения. С чего вдруг кто-то решил, что медицину надо лечить по принципу спасения утопающих самими утопающими. Экономика, как и человеческий организм, явление целостное. В ней, как в китайской медицине, вполне возможно, нужен укол в руку, чтобы перестала болеть голова.

Главный источник финансирования нашей медицины — тринадцать процентов из собираемого тридцатитрёхпроцентного социального налога (20 % уходит на пенсии), потому начинать надо с анализа состояния налоговой базы социального страхования, чтобы понять: почему ещё лет пять назад „медицинской“ доли собираемого социального налога хватало, а теперь возник дефицит? При том, что размеры зарплат за это время сильно выросли (главным образом, за счёт ежегодного увеличения минимальной их величины). Например, в 2012 году „минималка“ составляла 290 евро, а в нынешнем — 430. В результате медианная зарплата (ниже и выше которой получает одинаковое число работающих) выросла, скажем, за II квартал 2016 года в сравнении со II кварталом 2012 года с 655 евро до 858. Рост зарплат обеспечил рост потребления и соответствующий рост производства товаров и услуг, потянувший — в свою очередь — снижение безработицы (ставшей одной из самых низких в Евросоюзе).

Надо понять, почему эта цепочка зависимостей оборвалась на поступлении средств в Больничную кассу? И хотя за 7 месяцев 2016 года в казну от социального налога пришло на 30 % денег больше, чем за то же время в 2012 году, почему средств на лечение не хватает? Чтобы найти ответ на эти „Почему?“, потребуется проанализировать ещё одну связь: между зарплатой и дивидендами (которые социальным налогом не облагаются).

О том, что здесь ключ к проблеме, свидетельствуют поквартальные данные о количестве зарплатополучателей в стране. Их число растёт гораздо медленнее, чем размер зарплаты, а бывают периоды, когда количество получателей денег даже снижается. Дело в том, что сейчас — минутное дело — зарегистрировать коммерческое товарищество с одним товарищем и если внести в его капитал (который тут же можно растратить) 2,5 тысячи евро, то личное потребление можно обеспечить не только зарплатой, но ещё и дивидендами (часто зарплату превышающими). И чем выше поднимается уровень зарплат, тем больше становится получателей дивидендов. До тех пор, пока законодатель не прекратит эту вполне легальную возможность снижать социальное страхование поступления в Больничную кассу будут отставать от роста доходов.

Кто в лес, кто по дрова

В нашей экономической практике много других несогласованностей под действием лоббирования интересов различных групп. Особенно в банковской сфере. Например, наученный горьким опытом мирового кризиса начала двухтысячных в результате безудержного ипотечного кредитования — Банк Эстонии издал директиву, направленную на сдерживание выдачи долговременных и слабо обеспеченных жилищных или инвестиционных кредитов физическим лицам. А действующая под крылом Минэкономики структура под названием „Кредекс“ наоборот стимулирует выдачу кредитов квартирным товариществам на безумные сроки (до 20 лет) и на ещё более безумные цели (дорогостоящие инвестиционные проекты по коренной перестройке панельного жилья, в том числе „хрущевок“). Любому человеку мало-мальски понимающему действие макроэкономических механизмов ясно, что крупное кредитование домохозяйств для ремонта снижает их текущую покупательную способность и, значит, убирает источник быстрого развития малого бизнеса в сфере производства товаров и услуг. Кто выигрывает? Банки и узкий слой строительных фирм, а также несколько зарубежных производителей стройматериалов. При том разверзается социальная пропасть в связи с перспективой потери жилья малообеспеченными семьями.

Банк Эстонии требует семь раз убедиться, что кредит возвращаем, прежде чем раз отрезать и передать в частные руки кредитную сумму. А „Кредекс“ и коммерческие банки кредитуют „товарищества“ не только при сомнительных перспективах участия в погашении кредита частью жильцов, но даже когда несколько малоимущих квартирособственников твёрдо заявляют: „Мы не способны обеспечить возврат кредита!“

Министерство юстиции упорно препятствует появлению законодательной нормы, насчёт того, что решение о кредите — скажем — выше трёхмесячного оборота квартирного товарищества должно приниматься только при 100%-ном согласии всех квартирособственников. В банках и „Кредексе“ работают не идиоты и они прекрасно понимают, что квартирное товарищество условное „юридическое лицо“, не имеющее собственных источников дохода, и, по экономической сути, это простое сообщество физических лиц. Но интересы финансовых структур у нас всегда выше экономической логики. И такими примерами можно заполнить не одну статью.

Нужен экономический кубик Рубика

Видите, как далеко мы уехали от дефицита средств Больничной кассы. На языке специалистов это называется системным моделированием экономических процессов. Скажем, многие экономисты предупреждали власть о непременных негативных последствиях для многих эстонских предприятий безумного роста акцизов. Что вышло в результате новых акцизов на алкоголь — легко прочесть в газетах последних недель.

В Эстонии достаточно специалистов, способных готовить рекомендации на основе многофакторного системного анализа различных экономических инициатив. Впрочем, и менее сложный анализ избавил бы нас от странных решений. Сейчас, например, с большой помпой рассказывают некоторые СМИ о создании в Ласнамяэ новой поликлиники. При этом никто не доказал, что такой шаг не противоречит в целом разумной политике концентрации медицинских услуг в крупных медицинских центрах. Если кому-либо приходилось после трёх-четырёх часов дня пройтись по отделениям поликлиник в Мустамяэ, на Палдиском шоссе, на улице Рави — тот знает, что в это время там жизнь замирает. Так может, разумнее организовать двухсменную работу на существующих мощностях? Оценить варианты должны экономисты вместе с медиками. Но о подобной экспертизе ничего и нигде не слышно. Разносы или „одобрямсы“ в СМИ зависят только от их связи с определенными политическими силами. Но вернёмся к проблемам Больничной кассы. Их можно и нужно решать как общеэкономическую проблему. Иначе ничего не получится.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от  05.10.2016


Читать полностью...



Распространённый миф и реальные рифы


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-10-05

По данным Коммерческого регистра у нас ежемесячно создаются сотни новых коммерческих товариществ. При этом большинство из них с единственным „товарищем“, который и член правления, и работник, „и швец, и жнец, и на дуде игрец“.

Если выпадает случай поговорить „за жизнь“ с таким бизнесменом, обязательно спрашиваю: „Почему он — товарищество, а не предприниматель — физическое лицо?“ Отвечают по сути дела одинаково: „Выгоднее с точки зрения налоговых платежей“. Скажешь, что это миф — обижаются. И, свято веря в свою правоту, доказывают, что „фирма“ с прибыли (разнице между доходами и расходами) налогов не платит, а ПФЛ с такой же разницы платит круто: двадцатипроцентный подоходный налог и тридцатитрёхпроцентный социальный. Хотя, на самом деле, не совсем так, а точнее совсем не так.

Возьмём, к примеру, квалифицированного сантехника, который от недостатка заказов не страдает. Даже имеется на его услуги постоянная очередь. И, предположим, из получаемых денег половину он тратит на собственное потребление, а половину оставляет на счёте. В случае работы через „фирму“ расходуемая часть на личное потребление облагается подоходным налогом (сверх необлагаемого минимума) и от всей „брутто-зарплаты“ — 33 % социальный налог. ПФЛ такие же налоги платит, но совсем не обязательно от всей суммы денежного прихода. Налоговые законы разрешают ПФЛ этого не делать, если он откроет специальный накопительный счёт (о правилах работы с которым, к сожалению, не все знают). А даже если знают, приводят „убийственный“ для ПФЛ довод: мол, через „фирму“ можно часть сумм взять на потребление не зарплатой, а дивидендами без социального налога. Это правда, но работает такая схема при нескольких условиях. Одно из которых — внесение в капитал фирмы 2,5 тысяч евро (а „фирмы“ многие регистрируют без собственного капитала). И надо также учесть, что налоговый администратор многократно оповещал (о чём есть немало информации на их сайте), что такое распределение дохода при одном собственнике-работнике вполне может рассматриваться как способ ухода от налога (о чём в прошлом году было соответствующее решение Государственного суда). И, кроме всего прочего, уже со следующего года для наличия медицинского страхования минимальная месячная сумма облагаемой социальным налогом выплаты должна быть не менее 430 евро в месяц. Заметим также, что ПФЛ — как правило — сам ведёт свой финансовый и налоговый учёт, а для тех же целей у товарищества необходим всё-таки специалист-бухгалтер. Меньше чем за сто евро нетто-выплаты его не найти.

Напоминаю, для примера мы взяли сантехника, который может исполнять работу по заказам не только от физических лиц, но и от предприятий. А по нынешним подходам налоговых служб договор подряда с фирмой одного человека грозит неприятностями не столько исполнителю, сколько заказчику, которого как раз и могут обвинить в организации ухода от налогообложения. Потому с такой „фирмой“ серьёзные коммерческие структуры предпочитают не связываться, предлагая заключить нашему сантехнику трудовой или подрядный договор с ним, как физическим лицом.

Существенное отличие, на самом деле, для этого сантехника в том, что как член правления (или работник собственной фирмы) он может при деловой поездке в командировку платить безналоговые суточные (в течение 15 дней до 50 евро). ПФЛ этого сделать не может. Но при единственном работнике и в его же лице члене правления командировка может быть трактована как смена места работы и суточные превратятся в зарплату со всеми налоговыми прелестями.

Говорят иногда: быть членом правления товарищества солиднее, чем ПФЛ. Особенно на малознакомых девушек визитка со словами „член правления“ действует. С этим, действительно, не поспоришь. Других реальных преимуществ в создании „фирмы“ не видно. Но зато, если понадобится ликвидировать бизнес, то в случае „товарищества“ замучаешься, как говорят, „пыль от бумаг глотать“, а ПФЛ прекратить — плёвое дело. А налоги от перевода денег со счетов фирмы или спецсчёта ПФЛ в личное пользование абсолютно одинаковые.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  28.09.2016


Читать полностью...



Мелочи налоговой жизни


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-09-28

Реальный бизнес подбрасывает часто ситуации, правила отражения которых в налоговом учёте не обнаруживаются в законах.

Например, сказано в Законе о подоходном налоге, что за использование работниками личных автомобилей в служебных целях может выплачиваться безналоговая компенсация на основании учёта поездок по цене 0,3 евро за километр поездки, но не больше, чем 335 евро в месяц по одному работодателю. Но довольно часто деловая поездка предусматривает также необходимость стоянки.

Скажем, работник на личной машине везёт в киоск товар. Время разгрузки и, значит, время стоянки автомобиля он оплачивает. Или руководитель фирмы на личном автомобиле ездит на переговоры. Нередко бесплатной стоянки около контор партнёров нет. Плата за стоянку за час-другой стоит хороших денег. Такого рода расходы, явно, связаны с бизнесом и никто это не оспаривает. Спор возможен по другому поводу: компенсация таких расходов должна помещаться в 335 евро или может осуществляться сверх этого лимита? Существует два противоположных мнения на этот счёт. Специалисты Союза налогоплательщиков Эстонии считают, что буква и смысл Закона о подоходном налоге касаются только километража поездок (который умножается на 0,3 евро для определения размера компенсации). Но есть масса свидетельств того, что налоговый администратор считает оплату стоянки расходом, связанным с использованием автомобиля, и потому его компенсацию полагает необходимым включать в тристатридцатипятиевровый месячный лимит. А компенсация расходов на стоянки сверх того — специальная льгота. Для многих фирм это может стать существенным расходом. Один из налоговых специалистов по поводу отнесения этих расходов к эксплуатации автомобиля пошутил, что с таким подходом надо считать оплату билета на участие в любой специализированной выставке, проходящей в выставочном павильоне Таллина, расходом связанным с предпринимательством, а плату за гардероб (там он платный) — несвязанным с предпринимательством расходом, так как услуга оказывается не участнику выставки, а его плащу (или куртке, пальто, зонтику).

Есть ещё проблема, в связи с деловыми поездками. Это — штрафы. Продолжим наш пример. Представим, что время оплаченной для деловых нужд стоянки перерасходовано и владельцу автомобиля приходит штраф. Можно ли его компенсировать без налога? Ведь не по собственным делам работник ездил и ставил машину на стоянку. Но в этом случае логика Закона о подоходном налоге не на стороне налогоплательщика, если штраф уплачен на основании закона (статья 32 п. 3). То есть, если автомобиль стоял там, где есть запрещающий знак, и за это выписан штраф, его оплата — расход с предпринимательством не связанный (поскольку нарушен закон).

Но если штраф выписан за стояние сверх оплаченного времени на „частной“ стоянке, то это „договорной штраф“ и прямой, законом установленной, обязанности считать его несвязанным с бизнесом нет, но, чтобы не затевать лишних споров, лучше его не компенсировать без налога. Даже если руководитель сказал работнику: „Езжай и поставь машину под запрещающий знак, я тебе компенсирую штраф, если попадёшься. Фирме обойдётся дороже, если ты не занесёшь (не зайдёшь) куда-то“ и т. д. Такая компенсация, вполне возможна, только она будет облагаться как спецльгота или просто за этот месяц на величину такого расхода работнику увеличат зарплату (что ему выгоднее). Тоже касается штрафа за нарушение, допущенное на служебном автомобиле. Если нарушен закон (превышена скорость, нарушен запрет на стоянку и т. п.), то от суммы оплаты фирма должна оплатить подоходный налог. А будет ли её руководство выяснять виновного и предъявлять ему денежную претензию — на налогообложение не влияет.

И ещё одна налоговая мелочь. Иногда спрашивают, можно ли зачесть уплаченный НСО по чеку из автомата на платной стоянке (если там налог указан)? Да, поскольку на этот счёт есть прямая норма в 37-й статье Закона о налоге с оборота.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  21.09.2016


Читать полностью...



Жилищный вопрос у малого бизнеса


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-09-21

Рассмотрим его на конкретном примере: когда жил старик со своею старухой у самого синего моря и ловил старик неводом рыбу. А поскольку золотая рыбка ему не попадалась, создал старик коммерческое товарищество. Сам стал его „правлением“. На работу принял себя рыбаком, а жену продавщицей. Расположилось товарищество в той же избе, где жили старик со старухой. Там теперь рыбообработка, магазин, а также их жильё. И возникло у хозяев два вопроса: как быть с налогами, если производственные площади они сдают своему товариществу в аренду, а счета за „коммуналку“ и электричество выписывают по-прежнему на имя старика; и как в этой ситуации облагать налогом арендную плату?

Вопросы типовые, поскольку похожая проблема у кузнеца, работающего около Таллина; у авторемотника в районе Йыхви и у многих других малых предпринимателей разных профессий.

Рассмотрим алгоритм налогообложения для всех таких случаев.

Первым делом учтём, что арендная плата должна быть не выше рыночной для помещений, находящихся в равных условиях (поскольку домовладельцы и их предприятие — связанные лица). Лучше всего, если заключение о рыночной цене дадут специалисты из бюро недвижимости.

Второй шаг: из подлежащей выплате ежемесячной арендной платы юридическое лицо должно удерживать подоходный налог по ставке 20 % и перечислять его в бюджет.

Третий шаг: когда закончится год, собственник жилья должен подать декларацию, в которой имеет право пересчитать подоходный налог с арендной платы, уменьшив его на 20 % (по новой норме закона о подоходном налоге, которая впервые заработает при декларировании дохода от аренды физического лица за 2016 год). В итоге подоходный налог составит 16 %.

А теперь разберёмся с коммунальными и прочими платежами. Они компенсируются физическому лицу со стороны предприятия арендатора в той доле, которая относится к сдаваемым в аренду площадям. Очень важно понимать, что такая компенсация в арендную плату не входит. Об этом теперь тоже сказано в законе о подоходном налоге (статья 16, часть 1, редакция действующая с 01.01.2016). Однако некоторых бухгалтеров нынешняя редакция этой нормы смущает. Если так, то вполне здесь применима норма 3-й части 12-й статьи закона о подоходном налоге про компенсацию расходов, понесённых одним лицом в пользу другого.

Но есть у всей этой истории и другой вариант развития, особенно, если „изба“, где сосуществуют производственные и жилые площади, возводится заново. Второй вариант особенно выгоден в случае, когда товарищество одного „товарища“ налогообязано по налогу с оборота, поскольку с доли площадей дома, используемых для производства, уплаченный при строительстве НСО зачитывается запросто. Так же как и НСО со всех счетов за коммунальные и другие эксплуатационные услуги. Правда, та их часть, которая потребляется жилой зоной, продаётся физическому лицу тоже с НСО. Зачесть налог с оборота от всех расходов на строительство невозможно, поскольку — по определению — сдача жилья в аренду должна быть без НСО. Размер арендной платы в таком варианте отношений между фирмой и её собственником — жильцом не должен быть ниже рыночной цены (которую, как и в первом случае, лучше всего устанавливать на основе экспертного заключения).

В обоих вариантах отношений главным условием беспроблемного развития событий в налоговом поле является хорошо оформленное распределение площадей между бизнес-структурой и жилой частью одного и того же физического лица. И очень хорошо, если все эксплуатационные расходы в одной и второй части дома измеряются отдельными счётчиками (электричества, воды и т. п.) для простоты распределения расходов.

Если все эти правила соблюдать, то налоговая история будет развиваться спокойно и счастливо, как по мановению золотой рыбки.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  14.09.2016


Читать полностью...



Искушение больничным листом


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-09-14

Если не все, то многие члены правлений, когда прицепится болезнь, получают от Больничной кассы компенсацию по „листку временной нетрудоспособности“ и в то же время получают полагающуюся им ежемесячную выплату. Логика простая: член правления получает деньги не за присутствие в служебном кабинете с 9:00 до 18:00. Он занимается делами фирмы и днём, и вечером, в будни и праздники, и на больничной койке тоже. Что правда. Есть правда и в словах многих бухгалтеров, что Больничная касса по этому поводу, как правило, не протестовала. Об этом бухгалтеры многократно сообщали после публикации в „ДВ“ статьи о противозаконности предъявления членами правления больничных листков к оплате при сохранении выплат за работу в правлении.

Закон о медицинском страховании однозначно установил, что по листку временной нетрудоспособности компенсируется потерянный доход во время болезни. А если доход не потерян? В таком случае нечего компенсировать.

К этой теме мы возвращаемся потому, что появились факты, когда членов выборных органов всё-таки обвинили в мошенничестве за получение страховой компенсации без снижения выплаты на период действия больничного листа. Будет ли Больничная касса развивать эту тему (проверять отсутствие платы за работу в период болезни) — неизвестно. Но право на это она имеет.

Объяснения вроде того, что плата члену правления не может рассматриваться как повременная зарплата и потому нельзя её уменьшить, например, наполовину, если полмесяца член правления болел — совершенно обосновано. Но возникает не менее обоснованный вопрос: почему член правления желает получать компенсацию от страховой медицины, по случаю потери дохода, если — на самом деле — потери не было?

Вывод совершенно прост и ясен: желаете получить деньги от Больничной кассы — снижайте выплату (или её совсем не делайте). Хотите получать всю сумму выплаты от предприятия, не претендуйте на компенсацию. И все дела. В общем, если я заболею, к врачам (за больничным листом) обращаться не стану...

Но в этой истории есть более сложный случай. Когда человек, работающий по трудовому или по обязательственно-правовому договору, получает кроме зарплаты ещё деньги от какого-либо органа управления, куда его избрали: начиная от совета предприятия до городского собрания.

Как быть в этом случае? Некоторые специалисты говорят: сообщите выборному органу, что болели с какого-то дня по какой-то и, соответственно, просите прекратить выплату (пропорционально дням болезни).

А как быть, если в совете платят за участие в заседаниях (которых в дни болезни не было). Говорят, тогда напишите в Больничную кассу, чтобы при расчёте компенсации выплаты за членство в совете не учитывали. Интересно, что ответила бы Касса? Особенно, если учесть, что доход для расчёта компенсации берётся за прошлый год.

Понятное дело, законодатель должен такие ситуации рассмотреть и дать однозначное решение. Может быть, вообще оставить компенсацию по больничному листу только для работающих по трудовым договорам? А для равенства условий уменьшить соцналог для выплат за участие в выборных органах на пару процентов и дело с концом? Правда, это будет не в пользу Кассы, поскольку, если одновременно с получением денег от Кассы сохраняют выплату членам правления, то от этой самой выплаты соцналог тоже платят. Скажем, платят члену правления 800 евро в месяц. Соцналог — 264 евро. Проболел он месяц. За 3 дня ничего не получил. За 5 дней получит от фирмы 70 % от обычной выплаты, но социального налога у фирмы не будет. Дальше пойдут выплаты от Кассы (тоже никто соцналога не платит). То есть, если сохранят члену правления выплату, то соцналог в 264 евро бюджет получит. Так может считать страховым случаем не потерю дохода, а сам факт болезни?

В любом случае нынешнюю странную ситуацию необходимо менять, чтобы не превращать руководителей фирм в заведомых мошенников, у которых при любых заболеваниях возникает искус „взять кассу“, хотя бы и больничную.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  07.09.2016


Читать полностью...



Кому благоустройство — устройство благ?


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-09-14

Если случается с кем-то беда, на ком-то, наверное, лежит в том вина. Скажем, малоимущих квартирособственников в таллинских многоэтажках беда потери жилья подстерегает постоянно: как только сумма платежей, требуемых квартирным товариществом становится им не по карману. Кто виноват? Жлобствующие товарищи? Отчасти. Но в компании с ними обязательно оказываются муниципальные чиновники.

Поддержка от местной власти

Например, половина жалоб от нищих, полунищих и просто еле-еле сводящих концы с концами квартирособственников связана с поборами на устройство дополнительных парковочных мест на участках, передаваемых квартирным товариществом в пользование (как правило, на 15 лет).

Для этого должен быть проект за счёт товарищества и затем за его же счёт устраивается стоянка. Товарищество также огородит участок, поставит шлагбаум или ворота. Бывает, наймёт фирму, которая „чужие“ машины будет всячески дискриминировать. И всё это деньги. Но управу части города денежные проблемы отдельных жильцов не интересуют. Им — было бы решение общего собрания (где большинство проголосовало „за“). Даже если большинство обеспечивается доверенностями правления и любыми другими хорошо известными способами игнорирования мнения меньшинства, которое — чаще всего — дополнительные расходы на освоение стоянок „не тянет“.

Или стимулируют городские власти реализацию программы „Дворы в порядок“. Часть расходов оплачивает муниципальный бюджет. Но обязательна доля самофинансирования товарищества, размер которой принят товарищеским большинством. И никого в управах опять-таки не интересует, почему на собраниях часть участников голосует „против“. Чиновники, стимулируя вложения в упорядочение пространства полагают: если нет у кого-то денег, то, как говорится, это — „ваши проблемы“.

Так же проводится конкурс муниципальной поддержки программы „Фасады в порядок“. Аналогично рассматриваются ходатайства об установке оград и т. д. и т. п.

По мнению чиновников, они ориентируются на общий интерес жителей города в росте благоустройства. А, между прочим, по смыслу слова, благоустройство — это устройство блага. Достигается ли у нас общественное благо в результате чиновничьих стараний?

В чём здесь общественный интерес?

Первый явный результат ухода за придомовой территорией недавно озвучил главный врач таллинской скорой помощи Рауль Адлас. Наша „скорая“ достигла рекордных для Европы результатов. До места, где её ждут, она доезжает за 7–8 минут. И... бывает минут 10, а то и 15 торчит карета „скорой“ у намертво закрытых ворот. Потому, что у пенсионеров и у молодых мам, не имеющих автомобилей, возможности открыть ворота дистанционно попросту нет. Не вошли они в число избранных по имущественному цензу. И в приведении „двора в порядок“ их интерес, минимальный, поскольку, чаще всего, имеется в виду устройство автомобильных стоянок. А чтобы, например, упростить молодым матерям таскание на верхние этажи детских колясок (там где нет лифта или коляска современная в старый лифт не лезет) — о том не болит голова у правления.

И ещё один результат (нынче для Таллина очень пикантный): ситуация с инвалидами на колясках. Редко проходит неделя без появления в газете Сависаара в коляске со стоящими рядом старостами частей города. Казалось бы, теперь то заботы инвалидов окажутся в Таллине впереди других. Ан нет. На крутой лестнице в старой Ратуше смонтировали устройство для подъёма инвалидной коляски. Но никакой городской программы — хотя бы по устройству пандусов — как не было, так и нет.

К легко наблюдаемым результатам согласования городскими чиновниками установки заборов и ворот относится множество случаев, когда между остановками транспорта и входами в школы или детсады расстояние увеличивается не просто в разы, а, порой, в десятки раз.

И всё это меркнет в сравнении с разрешением на дорогостоящие ремонты без какого-либо чиновничьего интереса к мнению меньшинства квартирособственников, выступившего против.

Без поправки на бедность

Удивительная проявляется в этих делах нравственная глухота городской власти на всех её уровнях. Хотя руководители частей города и все городские чиновники, с кем удалось говорить о проблемах квартирных товариществ — добрые, хорошие, ответственные люди. Они заслуженно гордятся созданием за последние годы в Таллине прекрасной спортивной базы, превращением города в „зелёную столицу“, массовыми затеями, привлекающими в город туристов и радующими жителей. Гордятся также уровнем благоустройства жилых районов. При этом как-то не соединяется в их сознании два экономических явления нашей жизни. С одной стороны, они несомненно понимают, что живём мы в бедной стране, где уже который год медианная брутто-зарплата колеблется по кварталам от 700 до 900 евро. Это значит, что — как минимум — четверть её получателей имеют нетто-доход равный „минималке“, на которую даже прокормиться нормально невозможно — не то что участвовать в инвестиционных домовых программах. И знают они, что в „старых“ странах Европы малоимущим семьям, у которых расходы на содержание жилья превышают половину (а кое-где и треть) дохода семьи — государство берёт такие расходы на себя.

Но, с другой стороны, городским властям хочется, чтобы и фасады, и дворы, и всякое прочее благоустройство было ничем не хуже, чем в Скандинавских странах или, например, в Германии. В этом желании их поддерживает большинство обеспеченных квартирособственников.

Правда, есть униженные бедностью и оскорблённые жлобскими правлениями бедняки... Но о них проще всего забыть. Помочь им всем городская власть не может. И по всем статьям приличные люди переступают через этих несчастных, не задумываясь о том, что неспособных платить за благоустройство территории и домов более удачливые соседи рано или поздно из домов выгонят и со света тем самым сживут.

Мечты, мечты, где ваша сладость?

А могли бы городские начальники глянуть на каждый случай с позиций бедняков. Могли бы закрыть программы по дворам и фасадам и денежки городские на 2017 год направить на две новых: помощь инвалидам-колясочникам и дворы, открытые спасателям. Могли бы остановить безумную моду на неумеренные кредиты для инвестиций.

Между прочим, малообеспеченные квартирособственники тоже имеют право голосовать на выборах. А ну как придут? И не исключено, кто-то пообещает их проблемы участь.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.


Печатается по публикации в газете „МК-Эстония“ от  07.09.2016


Читать полностью...



„Чужой“ в правлении


Пишет Владимир Вайнгорт 2016-09-07

То ли бизнес наш сильно интернационализируется, то ли идёт смена бухгалтерского поколения, но почему-то нынешним летом участились вопросы о налогообложении выплат иностранным членам правлений эстонских фирм.

В этом деле действительно есть своя специфика. Рассмотрим её по основным налогам (поскольку особенности по каждому из них определяются разными факторами).

Скажем, подоходный налог собирается по-разному в случае, когда член правления — житель другой страны, в основном, работу свою ведёт в Эстонии или когда он функции члена правления выполняет преимущественно находясь в другой стране. По-разному и декларируется доход этих лиц.

В первом случае иностранный член правления должен оказаться в нескольких эстонских базах данных. Во-первых, у него должен быть личный код (для чего придётся обращаться с ходатайством в ближайшее самоуправление или выправить этот код в зарубежном представительстве Эстонии). Понятное дело, никто в представительствах этого делать не станет, как правило, оформляется всё в Эстонии и разобраться в несложной технологии предстоит бухгалтерам. Им же — бухгалтерам — надо позаботиться о внесении такого члена правления в „Регистр работ“. Если всё сделано и член правления, а также те, кто его туда назначил, полагают, что место его деятельности в Эстонии, то из установленной ему платы за управления фирмой вычитается наш подоходный налог (по ставке 20 %).

А если место постоянного нахождения члена правления не в Эстонии, то личный код и отражение в Регистре работ его не касаются и подоходный налог он будет платить где-то на за пределами Эстонии (об уплате там налога такому члену правления надо будет иметь соответствующую справку). Строгих временных критериев, определяющих место работы члена правления ни в одном нормативном документе нет. Нет и примеров оспаривания со стороны налоговых служб принятого в фирме решения на этот счёт. Потому сам налогоплательщик принимает окончательное решение в какой стране будет платиться подоходный налог с выплаты члену правления, не являющемуся резидентом Эстонии. Подчеркнём, такое решение является главным фактором определяющим налогообложение выплат иностранному члену правления.

По социальному налогу порядок налогообложения иной. Он возникает в Эстонии, если нерезидент не имеет документа об уплате социального страхования в другой стране. Для жителей стран Евросоюза таким документом является справка о социальном страховании (форма A1/E101). Наличие справки, как пишет, например, юрист Елена Коростелёва, „не означает, что эстонское юридическое лицо не платит социальный налог — просто социальное страхование вносится по правилам страны резидентства члена правления (страховой фирме, налоговому администратору и т. п.)“.

Справки указанных выше форм в ходу только в странах ЕС. Они, кстати сказать, обеспечат в Эстонии медицинское обслуживание (в определённых пределах) и, конечно, уплата страхования в другую страну обеспечит там пенсионное содержание (по существующим там же правилам).

Если член правления — резидент страны не входящей в ЕС, то социальное страхование осуществляется в соответствии со специально заключаемыми международными договорами между такой страной и Эстонией.

Возможен вариант, когда эстонское предприятие не обязано будет платить социальный налог ни здесь, ни в другую страну. Это происходит, если иностранец — член правления представит справку, что в другой стране за него осуществляется социальное страхование (кто-то платит по правилам той страны).

Учитывая такую налоговую многовариантность, а также понимая, что наперёд эти правила специалист ведущей в эстонской фирме налоговый учёт (как правило, это бухгалтер) вряд ли знает — можно рекомендовать единственное верное решение: если появится иностранный член правления, надо разбираться с обложением подоходным налогом у налогового администратора, с пенсионным страхованием — в пенсионном департаменте и с медицинским обслуживанием — в Больничной кассе. Чтобы спать спокойно.

Владимир Вайнгорт, д. э. н.,
научный руководитель клуба „Кардис“


Печатается по публикации в газете „Деловые ведомости“ от  31.08.2016


Читать полностью...



Круг помощи бухгалтерам с разным опытом работы:

Журнал «Налоги и бухучёт» 24 номера в год. Подписчики имеют право Получать скидку 15 % при оплате семинаров по актуальным проблемам бух- и налогового учёта Получать скидку 50 % при оплате книг и приложений к журналу по отдельным вопросам Бесплатно участвовать в интерактивных консультациях по вторникам с 12:30 до 14:00 Получать скидку при оплате за переводы законов и инструкций СБУ Бесплатно получать телефонные консультации аудитора по четвергам с 10:00 до 12:00 Курсы для начинающих или имеющих перерывы в работе, а также курсы обучения бухгалтерскому учёту
OÜ Kardis — партнёр Кассы по безработице
Бухгалтерам, имевшим большой перерыв в работе, а также специалистам с небольшим опытом работы, предпринимателям, желающим разобраться в бухучете собственной фирмы, а также тем, кто хочет освоить профессию бухгалтера: пояснения программ, порядок действий, контактные данные
OÜ Kardis on Töötukassa koostööpartner
Raamatupidaja täiendkoolitus: koolituste kava ja sisu ja metoodilised selgitused

Последние добавления в платную зону:

Журнал «Экспресс-консультация» № 23

Закон о банкротстве

Закон о налоге с оборота

Журнал «Экспресс-консультация» № 22

Журнал «Экспресс-консультация» № 21
Квартирное товарищество: проблемы и решения
Подпишитесь на журнал „Налоги и бухгалтерский учёт. Экспресс-консультация“. Станьте подписчиком за 2 минуты!

Вы 1784624-й посетитель этого сайта

+372 645 2257, 645 2258, 645 9268, 641 8265
© 2011—2016, OÜ Kardis